Меры налогово-бюджетной политики для ограничения изменения климата

9 октября 2019 г.

(фото: Jeff Malet/Newscom)

(фото: Jeff Malet/Newscom)

Глобальное потепление стало явной и реальной угрозой. Меры и обязательства, принятые до настоящего времени, оказались недостаточными. Чем дольше мы будем ждать, тем больше будет утрата жизни и ущерб мировой экономике. Министры финансов должны сыграть ведущую роль в продвижении и реализации мер налогово-бюджетной политики для ограничения изменения климата. Для этого им следует преобразовать налоговую систему и фискальные меры для ограничения выбросов углерода от угля и других видов топлива, загрязняющих окружающую среду.

«Бюджетный вестник» помогает директивным органам выбрать, что делать, и как это делать прямо сейчас, на глобальном уровне и в своей стране.

Лучшее будущее возможно. Правительствам необходимо повысить плату за выбросы углерода, с тем чтобы дать населению и компаниям стимулы для сокращения потребления энергии и перехода на чистые источники энергии. Налоги на выбросы углерода являются наиболее мощными и эффективными инструментами — но только если они реализуются справедливым образом и сучетом требований экономического роста.

Для того чтобы налоги на углерод были осуществимыми в политическом плане и экономически эффективными, правительствам следует выбрать, как использовать эти новые доходы. Имеющиеся варианты включают сокращение других видов налогов, поддержку уязвимых домохозяйств и сообществ, увеличение инвестиций в «зеленую» энергетику или просто возврат денег населению в виде дивиденда.

Цена вопроса

Для ограничения глобального потепления 2 градусами или меньшей величиной (уровень, который считается наукой безопасным) странам, осуществляющим крупные выбросы, необходимо принять масштабные меры. Например, им следует ввести налоги на выбросы углерода, которые должны быстро вырасти до75 долларов за тонну в 2030 году.

Это означает, что счета за электроэнергию домохозяйств за следующее десятилетие в среднем вырастут на 45 процентов — больше в странах, которые все еще сильнее зависят от угля в производстве электроэнергии. Бензин всреднем будет обходится дороже на 14 процентов.

Но доходы от налога, составляющие от ½ до 4½ процента ВВП (в зависимости от страны), могут быть использованы для сокращения других налогов, таких как подоходный налог или налог на фонд заработной платы, которые уменьшают стимулы к работе и инвестициям.

Правительства могут также использовать эти средства для поддержки работников и сообществ, которые испытали непропорционально тяжелые последствия, например, угледобывающие районы, или выплатить одинаковые дивиденды всему населению. При альтернативном подходе правительства могут компенсировать потери лишь беднейшим 40 процентам населения — при таком подходе три четверти доходов остается для дополнительных инвестиций в«зеленую» энергетику, инновации или для финансирования Целей устойчивого развития.

Деньги налогоплательщиков также помогут ежегодно спасать в развитых странах и странах с формирующимся рынком свыше 700 000 человек, которые сейчас умирают от местного загрязнения воздуха. Эти деньги также помогут ограничить будущее глобальное потепление, как было решено международным сообществом.

Эта задача выполнима

Примерно 50 стран имеют схему взимания платы за углерод в той или иной форме. Но средняя мировая плата за углерод в настоящее время составляет лишь 2 доллара за тонну, намного ниже того, что необходимо планете. Проблема заключается в том, чтобы больше стран ввели плату, а затем повысили ее.

Хорошим примером служит Швеция. Налог на выбросы углерода составляет 127 долларов за тонну, и он привел к сокращению выбросов на 25 процентов с1995 года, тогда как экономика с того времени выросла на 75 процентов.

Действуя индивидуально, страны могут неохотно брать на себя обязательство взимать более высокую плату за углерод, например, если они обеспокоены воздействием повышения цен на энергоресурсы на конкурентоспособность своих отраслей.

Правительства могут решить эти проблемы с помощью соглашения оминимальной плате за углерод для стран с высокими уровнями выбросов. Этого можно достичь справедливым образом за счет более строгого требования оминимальной плате для стран с развитой экономикой.

Например, минимальная плата за углерод в 50 и 25 долларов за тонну в2030 году для развитых и развивающихся стран Группы 20-ти, соответственно, приведет к сокращению выбросов на 100 процентов больше, чем текущие обязательства стран в Парижском соглашении об изменении климата 2015 года. Страны, которые желают применять другие меры, например, нормативные положения по сокращению норм выбросов или ограничению потребления угля, могут присоединиться к соглашению о минимальной плате за углерод, если они рассчитают эквивалент платы за углерод своих мер политики.

Загрязнители платят

В распоряжении у директивных органов есть иной вариант — сочетание платы и компенсаций. Как следует из названия, при системе платы и компенсаций органы государственного управления взимают с загрязнителей плату и предоставляют компенсации для энергоэффективной и экологичной практики. Сочетание платы и компенсаций поощряет людей уменьшать выбросы путем выбора гибридных автомобилей, а не автомашин с неэкономичным потреблением топлива или использовать возобновляемые источники энергии, такие как солнечная или ветровая энергия, вместо угля. 

Меры политики должны выходить за рамки повышения платы за выбросы вэлектроэнергетике или на внутренних перевозках. Необходимо также ввести механизмы платы за другие парниковые газы, например, от лесного и сельского хозяйства, добывающих отраслей, производства цемента и международных перевозок. 

Правительствам необходимо принять меры в поддержку инвестиций в чистые технологии. Они включают усовершенствования энергосистем для использования возобновляемых источников энергии, НИОКР и стимулы для преодоления барьеров в отношении новых технологий, например, времени, которое потребуется компаниям для эффективного производства чистой энергии.

Мир ищет способы содействовать инвестициям и росту, которые создают рабочие места. Что может быть лучше, чем инвестировать в чистую энергию, чтобы замедлить изменение климата или адаптироваться к нему. Переход на чистую энергию может представляться ошеломляющим, но директивные органы могут предпринять действия для перелома нынешней траектории изменения климата. Как однажды сказал Нельсон Мандела, «дело всегда кажется невозможным, пока его не сделаешь».

Climate Change

******

Витор Гаспар — гражданин Португалии, директор Департамента по бюджетным вопросам МВФ. До работы вМВФ он занимал различные руководящие должности вБанке Португалии, связанные с вопросами политики, в том числе в последний период — должность старшего советника. В 2011–2013 годах он был министром финансов игосударственного управления Португалии. В 2007–2010 годах он возглавлял Бюро советников по вопросам европейской политики вЕвропейской комиссии, а в период с 1998 по 2004 годы был генеральным директором по исследованиям в Европейском центральном банке. Г-н Гаспар имеет степень доктора наук и постдокторскую ученую степень по экономике Университета Нова в Лиссабоне. Он также учился в Католическом университете Португалии.

Паоло Мауро — заместитель директора Департамента побюджетным вопросам МВФ. Ранее он занимал различные руководящие должности в Департаменте стран Африки, Департаменте по бюджетным вопросам и Исследовательском департаменте МВФ. Он был старшим научным сотрудником вИнституте международной экономики Петерсона и приглашенным профессором в Школе бизнеса им. Кэри при Университете Джонса Хопкинса в 2014–2016 годах. Его статьи публиковались втаких журналах, как Quarterly Journal of Economics, Journal of Monetary Economics и Journal of Public Economics, и они широко цитируются вакадемических кругах и ведущих средствах массовой информации. Он является соавтором трех книг: “World on the Move: Consumption Patterns in a More Equal Global Economy”; “Emerging Markets and Financial Globalization” и “Chipping Away at Public Debt”.

Кэтрин Паттилло — заместитель директора и начальник Отдела политики и надзора в налогово-бюджетной сфере вДепартаменте по бюджетным вопросам, отвечает заподготовку Бюджетного вестника. Она занимается макрофискальными вопросами. После прихода в МВФ изОксфордского университета она работала вИсследовательском департаменте по странам Африки и Карибского бассейна и в Департаменте МВФ по вопросам стратегии, политики и анализа по проблематике, связанной со странами снизкими доходами, а также по возникающим проблемам, таким как гендерные вопросы, неравенство и изменение климата. Она является автором большого числа публикаций в этих областях.

Иэн Пэрри является главным экспертом по экологически эффективной налогово-бюджетной политике в Департаменте побюджетным вопросам МВФ и специализируется на вопросах налогово-бюджетного анализа проблем изменения климата, состояния окружающей среды и энергетики. До начала работы вФонде в 2010 году возглавлял секцию экономики окружающей среды имени Аллена Низа в центре «Ресурсы для будущего».