Ограничение негативных экономических последствий коронавируса за счет крупных адресных мер политики

 (Фото: serts/iStock by Getty Images)

(Фото: serts/iStock by Getty Images)

13 марта 2020 г.

Этот блог является частью специальной серии, посвященной ответным мерам в связи с коронавирусом.

Текущий кризис, связанный с заболеванием, приведет к значительным негативным экономическим последствиям, поскольку он создает иные шоки предложения и спроса, чем в рамках прошлых кризисов. Требуются значительные адресные меры политики, чтобы поддержать экономику во время эпидемии, сохраняя неизменной сеть экономических и финансовых отношений между работниками и предприятиями, кредиторами и заемщиками, поставщиками и конечными пользователями, так чтобы экономическая активность могла восстановиться, когда вспышка заболевания отступит. Задача заключается в том, чтобы временный кризис не нанес непоправимого ущерба людям и компаниям вследствие потери рабочих мест и банкротств.

Человеческий ущерб, наносимый вспышкой коронавируса COVID-19, увеличивается с устрашающей скоростью, и заболевание распространяется на все большее число стран.

Первоочередным приоритетом, очевидно, является максимально возможное поддержание здоровья и безопасности людей. Страны могут содействовать решению этой задачи за счет увеличения расходов для активного укрепления своих систем здравоохранения, в том числе расходов на индивидуальные средства защиты, оперативные обследования, диагностические проверки и создание дополнительных больничных коек.

Не имея вакцины, чтобы остановить вирус, страны предприняли меры по сдерживанию его распространения, такие как ограничения на поездки, временное закрытие школ и карантины. Эти меры также создают столь важную отсрочку, позволяющую избежать чрезмерной нагрузки на системы здравоохранения.

Негативные экономические последствия

Экономические последствия уже видны в странах, которые в наибольшей степени пострадали от вспышки заболевания. Например, в Китае в феврале произошло сильное падение активности в обрабатывающей промышленности и сфере услуг. В то время как спад в обрабатывающей промышленности сопоставим с началом мирового финансового кризиса, падение активности в сфере услуг на этот раз оказалось более значительным вследствие сильного влияния социального дистанцирования.

blog030920-chart1-russian

Произошло также падение общемировых показателей предложения сухогрузных товаров, таких как строительные материалы и биржевые товары, и спроса на них, сопоставимое с самой острой фазой мирового финансового кризиса, что объяснялось снижением экономической активности в связи с беспрецедентными мерами по сдерживанию распространения заболевания. Такого сильного падения не отмечалось во время недавних эпидемий или после террористических актов 11 сентября 2001 года.

blog030920-chart2-rusian

Шоки предложения и спроса

Эпидемия коронавируса вызывает шоки как на стороне предложения, так и на стороне спроса. Нарушения нормальной коммерческой деятельности привели к снижению производства, создавая шоки на стороне предложения. А несклонность потребителей и предприятий к расходованию средств вызвало снижение спроса.

На стороне предложения имеет место прямое уменьшение предложения труда вследствие недомогания работников, невыхода на работу ввиду необходимости заниматься детьми из-за закрытия школ и, к сожалению, увеличения смертности. Но еще большее влияние на экономическую активность оказывают меры по сдерживанию распространения заболевания в форме изоляции и карантинов, которые ведут к уменьшению загрузки производственных мощностей. Кроме того, компании, зависящие от цепей поставок, могут оказываться не в состоянии получать необходимые им комплектующие на внутреннем или на внешнем рынке. Например, Китай является крупным поставщиком промежуточной продукции для остального мира, особенно в сфере электроники, автомобилестроения, машиностроения и производства оборудования. Перебои поставок в этих областях уже бьют по компаниям, работающим на последующих этапах производственной цепи. В совокупности эти нарушения сказываются на повышении стоимости ведения коммерческой деятельности и представляют собой отрицательный шок производительности, вызывающий снижение экономической активности.

blog030920-chart3-russian

На стороне спроса снижение доходов, страх заражения и повышение неопределенности ведут к тому, что люди уменьшают свои расходы. Когда компании оказываются не в состоянии выплачивать заработную плату, могут производиться увольнения. Эти последствия могут быть особенно сильными в некоторых секторах, таких как туризм и гостиничное хозяйство, как это наблюдается, например, в Италии. С начала недавней активной распродажи инструментов на фондовом рынке США 20 февраля 2020 года непропорционально сильно пострадали цены на акции авиакомпаний, снизившись до уровня, который был после террористических актов 11 сентября 2001 года, но ниже, чем после удара мирового финансового кризиса. Помимо этих последствий в отдельных отраслях, ухудшение настроений потребителей и коммерческих предприятий может привести к тому, что фирмы будут ожидать снижения спроса и уменьшат свои расходы и инвестиции. Это, в свою очередь, усугубит проблему закрытия предприятий и потери рабочих мест.

blog030920-chart4-russian

Финансовые последствия и вторичные эффекты

Как мы наблюдаем в последние дни, когда банки подозревают, что потребители и фирмы могут оказаться не в состоянии своевременно погашать свои займы, стоимость заемных средств может повыситься, а финансовые условия — ужесточиться. Повышение стоимости заемных средств проявит факторы финансовой уязвимости, накопившиеся за годы низких процентных ставок, что повысит риск невозможности пролонгации долга. Уменьшение кредита может усилить спад, вызываемый шоками на стороне предложения и спроса.

А когда эти шоки происходят одновременно во многих странах, их последствия могут дополнительно усиливаться через каналы торговли и финансовые связи, подавляя глобальную экономическую активность и снижая цены на биржевые товары. За последние недели произошло сильное падение цен на нефть, и сейчас они примерно на 30 процентов ниже своего уровня в начале года. Страны, зависящие от внешнего финансирования, могут столкнуться c риском внезапной остановки финансовых потоков или возникновения неупорядоченной ситуации на рынке, что может потребовать валютных интервенций или временных мер в отношении потоков капитала .

Необходимы адресные меры экономической политики

Принимая во внимание, что негативные экономические последствия отражают особенно сильные потрясения в конкретных секторах, директивным органам необходимо будет осуществить крупные адресные меры налогово-бюджетной политики, денежно-кредитной политики и политики на финансовом рынке, чтобы оказать помощь пострадавшим домашним хозяйствам и компаниям.

Для домашних хозяйств и компаний, пострадавших в результате перебоев в поставках и падения спроса, могут в адресном порядке предоставляться денежные трансферты, субсидии на заработную плату и налоговые льготы, помогающие людям удовлетворять свои потребности, а компаниям — оставаться наплаву. Например, среди прочих мер, в Италии были продлены сроки выплаты налогов для компаний в пострадавших районах и увеличен фонд надбавок к заработной плате, чтобы поддержать уровень доходов уволенных работников, в Корее введено субсидирование заработной платы для мелких торговых компаний и увеличены пособия по уходу на дому и для людей, ищущих работу, а в Китае для компаний временно отменены отчисления по социальному страхованию. Для уволенных работников может быть временно усилена система страхования в связи с потерей занятости — за счет продления сроков выплат, увеличения пособий или смягчения критериев для пользования этой системой. В тех случаях, когда отпуска по болезни и семейным обстоятельствам не являются частью стандартных льгот, государству следует рассмотреть вопрос о финансировании таких отпусков, чтобы чувствующие недомогание работники и лица, которые о них заботятся, могли не выходить на работу без страха потерять свои рабочие места за время эпидемии.

Центральные банки должны быть готовы предоставлять достаточные объемы ликвидности банкам и небанковским финансовым компаниям, особенно тем, которые занимаются кредитованием малых и средних предприятий и которые, возможно, менее подготовлены к тому, чтобы выстоять резкое нарушение нормального хода деятельности. Государство может предлагать временные и адресные кредитные гарантии на покрытие ближайших потребностей этих компаний в ликвидности. Например, в Корее расширено кредитование коммерческой деятельности и увеличены гарантии по ссудам для пострадавших малых и средних предприятий. Органы регулирования и надзора финансового рынка также могут создавать стимулы для временного и ограниченного по продолжительности продления сроков погашения кредитов.

Более широкие меры денежно-кредитного стимулирования, такие как снижение директивной ставки или покупки активов, могут повысить уверенность и поддержать финансовые рынки, если присутствует заметный риск существенного ужесточения финансовых условий (при этом действия крупных центральных банков также создают благоприятные вторичные эффекты для уязвимых стран). Широкомасштабные меры бюджетного стимулирования, соответствующие имеющемуся бюджетному пространству, могут способствовать повышению совокупного спроса, но, вероятнее всего, они будут более действенными, когда начнется нормализация коммерческой деятельности.

Принимая во внимание широкое распространение эпидемии среди многих стран, сильные экономические связи между странами, а также значительные эффекты доверия, сказывающиеся на экономической активности, финансовых рынках и рынках биржевых товаров, очевидны аргументы в пользу скоординированных международных ответных мер. Международное сообщество должно оказать помощь странам с ограниченным потенциалом систем здравоохранения в том, чтобы не допустить гуманитарной катастрофы . МВФ готов поддержать уязвимые страны с помощью различных механизмов кредитования, в том числе в рамках чрезвычайного финансирования с быстрым предоставлением средств для стран с низкими доходами и стран с формирующимся рынком, которое может составить до 50 млрд долларов .

*****

Гита Гопинат — экономический советник и директор Исследовательского департамента Международного Валютного Фонда (МВФ). Она находится в отпуске для деятельности в общественных интересах из экономического факультета Гарвардского университета, где она является профессором международных исследований и экономики, стипендиатом фонда Джона Званстра.

Исследования г-жи Гопинат, которые посвящены международным финансам и макроэкономике, публиковались во многих ведущих экономических журналах. Она является автором многочисленных научных статей по вопросам обменных курсов, торговли и инвестиций, международным финансовым кризисам, денежно-кредитной политике, долгу и кризисам в странах с формирующимся рынком.

Она является одним из редакторов текущего выпуска серии “Handbook of International Economics” («Справочник по международной экономике»), а до этого была соредактором журнала American Economic Review и руководящим редактором журнала Review of Economic Studies. Ранее она также была содиректором программы международных финансов и макроэкономики в Национальном бюро экономических исследований (НБЭИ), приглашенным исследователем в Федеральном резервном банке Бостона и членом группы экономических советников Федерального резервного банка Нью Йорка. В 2016–2018 годах она была экономическим советником Главного министра штата Керала, Индия. Она также входила в Консультативную группу видных деятелей Министерства финансов Индии по вопросам Группы 20-ти.

Г-жа Гопинат является избранным членом Американской академии гуманитарных и естественных наук, членом Эконометрического общества и лауреатом премии выдающемуся выпускнику Университета штата Вашингтон. В 2019 году журнал Foreign Policy назвал ее одним из Ведущих мировых мыслителей, в 2014 году МВФ признал ее одним из 25 ведущих экономистов в возрасте до 45 лет, а в 2011 году Всемирный экономический форум включил ее в клуб молодых мировых лидеров (YGL). Правительство Индии присудило ей награду Pravasi Bharatiya Samman, являющуюся высшим признанием заслуг для индийцев, проживающих за рубежом. До прихода на работу в Гарвардский университет в 2005 году она была доцентом экономики в Школе бизнеса имени Бута Чикагского университета.

Г-жа Гопинат родилась в Индии. Она является гражданкой США, а также имеет заграничное гражданство Индии. Она получила степень доктора экономики в Принстонском университете в 2001 году, а до этого — степень бакалавра гуманитарных наук в Колледже Леди Шри Рам и степени магистра гуманитарных наук в Делийской школе экономики и Университете штата Вашингтон.

Департамент общественных коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ

СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:

ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org