«Новый курс» для неформальных работников в Азии

(фото: Walter G. Allgöwer/ imageBROKER/Newscom)

(фото: Walter G. Allgöwer/ imageBROKER/Newscom)

30 апреля 2020 г.

В Азии, как и в других регионах, режимы полной или частичной самоизоляции введенные для противодействия распространению COVID-19, создают серьезнейшие трудности для предприятий и работников. Среди наиболее уязвимых — работники, занятые неполный рабочий день и на временной основе без социального страхования, а также в секторах экономики, которые не облагаются налогами и не регулируются какими-либо органами государственного управления. Эту группу называют неформальными работниками, и они особенно подвержены риску резкого сокращения доходов и потери средств к существованию.

Во многих странах региона неформальные работники составляют значительную долю в рабочей силе, но, как правило, не имеют прав на отпуск по болезни или пособие по безработице. Они нередко не имеют надежного доступа к медицинским пособиям. Кроме того, многие из них располагают в лучшем случае лишь очень скудными сбережениями. Многие, особенно самозанятые и поденные работники, еле сводят концы с концами. Если они длительное время не имеют возможности работать, их семья может лишиться дохода. При этом защитить их доходы, будь то путем увеличения пособий по безработице, снижения подоходных налогов или увеличения продолжительности оплачиваемого отпуска по болезни, и охватить их денежными трансфертами — практически невыполнимая задача.

Время решает все. Необходимо быстро принять меры для поддержки неформальных работников и их семей, чтобы предотвратить их (дальнейшее) обнищание и защитить источники средств к существованию. Несмотря на ограниченные бюджетные ресурсы и административный потенциал, страны региона принимают меры по оказанию помощи наиболее уязвимым слоям населения. Однако, ввиду масштаба экономического шока, требуется сделать намного больше.

Повсеместное распространение неформальной занятости в регионе

Доля неформальных работников в Азиатско-Тихоокеанском регионе составляет почти 60 процентов занятых в несельскохозяйственном секторе (выше, чем в Латинской Америке и Восточной Европе) и колеблется от примерно 20 процентов в Японии до более 80 процентов в Мьянме и Камбодже. Эта группа включает работников с очень разными характеристиками по виду занятости, доходу и сектору, в котором они работают. Среди них наемные работники без социальной защиты или иных видов официального страхования на предприятиях формального и неформального секторов и самозанятые, такие как уличные торговцы и помогающие им члены семьи, а также поденные работники.

Неформальные работники в два раза чаще, чем формальные, являются членами бедных домохозяйств. Некоторые из этих бедных домохозяйств получают поддержку по программам трансфертов, но охват и уровни пособий все еще недостаточны для преодоления шока, вызванного COVID-19.

blog043020-chart

Ответные меры политики

На фоне создания странами широких систем социальной защиты складывается многообразная картина из старых и новых решений в области политики.

  • Расширение существующих программ социальной помощи. Временное расширение существующих программ означает распространение их на большее число людей (например, во Вьетнаме) и увеличение размеров пособий (например, в Бангладеш). Непал и Индия увеличили трансферты в натуральной и денежной форме для бедных семей и работников неформального сектора, а Индонезия повысила субсидии на коммунальные услуги для бедных семей.
  • Введение новых трансфертов. Таиланд ввел денежный трансферт в размере 153 долларов США на трехмесячный срок, который могут получить до 10 млн фермеров и 16 млн работников, не охваченных программой социального обеспечения, с использованием цифровых платформ для безналичных платежей (Promptpay). Во Вьетнаме информация из налоговых и коммунальных счетов используется для предоставления нового денежного трансферта домохозяйствам неформальных работников и самозанятым лицам, которые были вынуждены временно закрыть свой бизнес.
  • Создание программ общественных работ. В Филиппинах действуют такие меры, как чрезвычайные программы занятости для работников неформального сектора в целях поддержки некоторых из насущных медицинских услуг в областях, где введен карантин.
  • Сохранение средств к существованию через поддержание занятости путем оказания помощи малым предприятиям, с тем чтобы предотвратить их закрытие. Например, Малайзия ввела специальные гранты для микропредприятий с числом работников менее пяти.

Планы на будущее: «новый курс» для региона после пандемии

Вспышка COVID-19 показала, насколько трудно защитить неформальных работников и уязвимые домохозяйства в Азии. Но эти чрезвычайные обстоятельства также дают возможность принять меры для устранения давних факторов неравенства — в доступе к здравоохранению и основным услугам, финансовым средствам и цифровой экономике — и расширения социальной защиты неформальных работников.

Пандемия уже переворачивает традиционные нормы в образовании и социальной помощи: интернет, мобильная связь и платформы для цифровых платежей доходят до более широких слоев населения, чем когда-либо ранее. Что сейчас требуется неформальным работникам — это «новый курс», обеспечивающий немедленную социальную защиту от экономических последствий пандемии наряду с созданием основ для более прочной системы защиты в будущем. Как это можно сделать?

  • Правильно выбрать основные шаги. Если удастся мобилизовать международную помощь и внутреннее финансирование, развивающимся странам Азии следует использовать эти ресурсы для принятия эффективных ответных мер в области здравоохранения, укрепления его инфраструктуры и расширения охвата, а также устранения недостатков в обеспечении чистой водой и санитарии.
  • C формировать более широкие и инклюзивные системы защиты. Государственные органы могут использовать системы удостоверения личности граждан и цифровые технологии, такие как биометрическая система Адхар в Индии, чтобы более быстро и эффективно охватить программами социальной защиты большинство людей, подверженных риску, с возможностью наращивания масштабов во время кризиса. Следует умерить соблазн ввести всеобщие денежные трансферты путем «раздачи денег всем», сосредоточившись на цели обеспечения достаточного уровня поддержки наиболее уязвимых слоев при умеренных затратах бюджетных средств.
  • Инвестировать в развитие цифрового потенциала и увеличение пропускной способности сетей. Расширение существующих цифровых платформ образования и финансовых услуг во всех развивающихся странах поможет обеспечить более широкий и справедливый доступ к ним для всех людей.

Решение проблем, связанных с широким распространением неформального сектора в Азии, также требует принятия комплексных мер для улучшения делового климата, отмены обременительных правовых и нормативных требований (особенно для стартапов) и рационализации налоговой системы. Конкретные меры политики будут зависеть от условий стран, но должны быть нацелены на вовлечение неформальных работников в базовые системы социальной защиты наряду с повышением их производительности труда.

*****

Эра Дабла-Норрис — начальник Отдела стран Азии I Департамента стран Азиатско‑Тихоокеанского региона и руководитель миссии по Вьетнаму. Ранее она была начальником отдела в Департаменте по бюджетным вопросам МВФ, где занималась вопросами структурных реформ и производительности, неравенства доходов, бюджетных вторичных эффектов, долга и демографии. Со времени прихода в МВФ она работала с различными странами с развитой экономикой, странами с формирующимся рынком и странами с низкими доходами, имеет множество публикаций по самым различным темам и является активным членом Всемирного экономического совета. Она имеет степень магистра от Делийской школы экономики и доктора наук от Техасского университета.

Чан Ён Ри — директор Департамента стран Азиатско-Тихоокеанского региона МВФ. До работы в МВФ д-р Ри был старшим экономистом в Азиатском банке развития (АзБР). Он был главным спикером АзБР по тенденциям в сфере экономики и развития, а также курировал Департамент экономики и исследований. Д-р Ри был генеральным секретарем президентского комитета саммита Группы 20-ти в Республике Корея. До назначения на должность в КФУ д-р Ри был профессором экономики в Сеульском национальном университете и доцентом в Университете Рочестера. Он также часто и активно выступал в роли советника по вопросам политики для правительства Кореи, в том числе канцелярии президента, Министерства финансов и экономики, Банка Кореи, Депозитария ценных бумаг Кореи и Института развития Кореи. Основные направления его исследовательской работы относятся к сфере макроэкономики, финансовой экономики и экономики Кореи. Он имеет множество публикаций в этих областях. Д-р Ри получил докторскую степень по экономике в Гарвардском университете, а его степень бакалавра по экономике получена в Сеульском национальном университете.

Департамент общественных коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ

СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:

ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org