Поиск надлежащего набора мер политики для защиты климата

7 октября 2020 г.

(Фото: Myshlovsky/iStock by Getty Images)

(Фото: Myshlovsky/iStock by Getty Images)

Если не принять меры, изменение климата приведет к потенциально катастрофическим гуманитарным и экономическим последствиям, но еще не слишком поздно все изменить.

С доиндустриальной эпохи мировые температуры повысились примерно на 1°C вследствие накопления в атмосфере Земли удерживающих тепло парниковых газов. Если не принять решительных мер по сокращению выбросов этих газов, кконцу текущего столетия мировые температуры могут вырасти еще на 2–5°C. Для поддержания температур на уровнях, которые ученые признают безопасными, необходимо к середине века свести чистые выбросы углерода кнулю в глобальном масштабе.

В последнем выпуске доклада «Перспективы развития мировой экономики» мы приводим аргументы в пользу того, что инструментами экономической политики можно обеспечить нулевой чистый уровень выбросов к 2050 году даже в условиях, когда мир пытается восстановиться от кризиса COVID-19. Мы показываем, что данные меры политики могут применяться таким образом, чтобы поддержать экономический рост, занятость и равенство доходов.

Катастрофический рост

Контролируемые издержки смягчения последствий изменения климата

Меры экономической политики могут помочь в борьбе с изменением климата через два основных канала: оказывая влияние на состав источников энергии (источники энергии с высоким или низким уровнем выбросов) и воздействуя наобщий уровень потребления энергии. Издержки и преимущества различных мер политики определяются на основании того, как они задействую эти различные каналы. 

Например, налог за выбросы углерода повышает стоимость на загрязняющие виды топлива, что стимулирует потребителей энергии перейти на более экологичные виды топлива. Общее потребление энергии также снижается, потому что энергоносители в целом становятся дороже. 

Меры политики, которые, напротив, направлены на то, чтобы снизить стоимость экологически чистых источников энергии и расширить их распространение (субсидии или прямые государственные инвестиции в экологичные источники энергии), увеличивают долю источников энергии с низким уровнем выбросов. Однако в целом снижая стоимость источников энергии, субсидии на экологически чистые источники энергии продолжают стимулировать общий спрос на энергию или, по крайней мере, не снижают его. 

В соответствии с этой логикой, последний проведенный нами анализ показывает, что совмещение налогов за выбросы углерода с мерами политики, которые ослабляют влияние субсидий на стоимость энергии для потребителей, может обеспечить быстрое снижение выбросов, не оказывая серьезного отрицательного воздействия на объем производства и уровень занятости. Первоначально страны должны сделать выбор в пользу мер стимулирования «зеленых» инвестиций, инвестиций в экологически чистый общественный транспорт, «умные» электросети для использования возобновляемых источников в выработке энергии, и модернизацию зданий в целях повышения их энергоэффективности. Такое продвижение экологичной инфраструктуры обеспечит достижение двух целей.

Во-первых, оно будет способствовать росту мирового ВВП и уровня занятости впервые годы восстановления от кризиса COVID-19. Во-вторых, экологичная инфраструктура повысит производительность низкоуглеродных секторов, таким образом, стимулируя частный сектор инвестировать в них и облегчая адаптацию к росту платы за выбросы углерода. Проведенный нами анализ сценариев на основе моделей показывает, что комплексная стратегия политики по смягчению последствий изменения климата может увеличить рост мирового ВВП в первые 15 лет восстановления экономики в среднем примерно на 0,7 процента мирового ВВП и уровня занятости примерно за половину этого периода, что приведет ктрудоустройству еще примерно 12 млн человек во всем мире. По мере того, как восстановление экономики приобретет устойчивый характер, заранее объявленная и постепенно растущая плата за выбросы углерода станет мощным инструментом по обеспечению необходимого снижения выбросов углерода.

Доступная цена

При ее реализации такая программа экономической политики обеспечит устойчивую траекторию развития мировой экономики за счет снижения вредных выбросов и ограничения изменения климата. Чистое влияние будет выражаться в сокращении примерно вдвое ожидаемого вследствие изменения климата снижения объема производства и начиная с 2050 года обеспечит долгосрочный рост реального ВВП значительно выше текущих значений. 

Издержки переходного периода

Несмотря на преимущества в долгосрочной перспективе и первоначальный импульс, придаваемый экономической активности, такие меры политики предполагают издержки в переходный период. В 2037–2050 годах стратегия противодействия изменению климата приведет к снижению мирового ВВП всреднем примерно на 0,7 процента в год и на 1,1 процента в 2050 году относительно показателей при неизменности политики. Однако эти издержки можно контролировать, учитывая, что, согласно прогнозам, мировой объем производства вырастет на 120 процентов в период с настоящего времени по 2050 год. Негативное влияние на объем производства может сократиться еще больше, если меры политики в отношении климата будут стимулировать развитие экологически чистых технологий, например, с помощью субсидий наНИОКР. Более того, если учесть важные преимущества в виде благоприятного воздействия на здоровье людей (ввиду снижения уровня загрязнения) или уменьшения транспортных заторов, воздействие программы на объем производства в течение этого периода будет нейтральным.

Рост реального ВВП в долгосрочной перспективе

Связанные с программой мер политики потери в объеме производства впереходный период значительно различаются от страны к стране. В течение переходного периода некоторые страны с развитой экономикой могут понести более низкие экономические издержки или даже получить прибыль. Учитывая, что ранее они уже инвестировали в возобновляемые источники энергии, этим странам будет проще активизировать их использование и избежать крупных корректировочных издержек. Странам, в которых рост экономики или прирост населения происходит быстрыми темпами (особенно Индии), а также большинству нефтедобывающих стран следует ожидать более крупных экономических издержек при отказе от дешевых энергоносителей, таких как уголь и нефть. Однако для большинства стран эти потери в объеме производства останутся небольшими, и их необходимо оценивать в сопоставлении с ущербом от изменения климата, которого удастся избежать, и пользой для здоровья населения от сокращения использования ископаемого топлива.

Снижение нагрузки

Домашние хозяйства с низким уровнем доходов с большей вероятностью пострадают от платы за выбросы углерода, поскольку они тратят относительно большую долю своих доходов на оплату энергии и с большей вероятностью заняты в углеродоемкой обрабатывающей или транспортной промышленности. Органы государственного управления могут применять различные меры политики для ограничения негативного влияния повышения платы за выбросы углерода на домашние хозяйства.

Во-первых, они могут полностью или частично возвращать углеродные доходы с помощью денежных трансфертов. Например, в своем исследовании мы пришли к выводу, что для полной защиты потребления домашних хозяйств, входящих в нижние 40 процентов по распределению доходов, правительству США потребуется потратить на трансферты 55 процентов доходов от платы за выбросы углерода, а правительству Китая — 40 процентов.

Во-вторых, рост государственных расходов, например, на экологически чистую общественную инфраструктуру, может способствовать созданию новых рабочих мест в низкоуглеродных отраслях, которые часто являются относительно трудоемкими, чтобы компенсировать потерю рабочих мест в высокоуглеродных секторах. Переквалификация работников также поможет сгладить перевод рабочих мест в низкоуглеродные отрасли.

Органы государственного управления должны оперативно принимать меры, чтобы обеспечить благоприятный для роста и справедливый переход.

На основе главы 3 доклада «Перспективы развития мировой экономики», «Смягчение последствий изменения климата — стратегии, благоприятные для роста и распределения», которую подготовили Филип Баррет, Кристиан Богманс, Флоренс Жомотт, Бенджамин Картон, Адиль Мохоммад, Евгения Пугачева, Ойя Селасун, Марина М. Таварес, Саймон Фойгтс и Йоханнес Югстер.