Налогово-бюджетная политика во времена беспрецедентного кризиса

14 октября 2020 г.

(Фото: Anson/iStock by Getty Images)

(Фото: Anson/iStock by Getty Images)

Кризис COVID-19 нанес удар по жизням людей, рабочим местам и компаниям. Для смягчения этого удара органы государственного управления принимают решительные меры, которые в мировом масштабе уже обошлись в огромную сумму в 12 трлн долларов США. Эти меры спасают жизни и средства к существованию. Однако они дорого обходятся и, в сочетании с резким падением налоговых поступлений вследствие рецессии, привели к тому, что уровень государственного долга в мировом масштабе вырос до рекордного уровня — почти 100 процентов ВВП.

Поскольку даже после выделения дополнительной социальной помощи множество людей до сих пор остаются безработными, предприятия малого бизнеса находятся в тяжелом положении, а 80–90 миллионов человек с высокой долей вероятности вследствие пандемии окажутся в 2020 году в условиях крайней бедности, органам государственного управления сейчас слишком рано сворачивать меры исключительной поддержки. При этом многим странам необходимо будет добиваться большего меньшими средствами, учитывая крайне жесткие бюджетные ограничения.   

В октябрьском выпуске «Бюджетного вестника» 2020 года изучается опыт стран в преодолении кризиса и рассматриваются меры, которые органы государственного управления могут принимать на различных стадиях пандемии, чтобы спасти жизни людей, снизить влияние рецессии и восстановить экономический рост и создание рабочих мест.

Меры политики на стадии самоизоляции

С самого начала кризиса COVID-19 органы государственного управления были готовы сделать все возможное для ограничения его последствий. Масштабные меры бюджетной поддержки, принятые в начале кризиса COVID-19, успешно справились с задачей защиты населения и сохранения рабочих мест.

Меры в области общественного здравоохранения, которые сдержали распространение вируса (например, масштабное тестирование, отслеживание контактов и кампании по повышению осведомленности граждан), помогли восстановить доверие и создали условия для безопасного возобновления компаниями экономической деятельности.

Пособия по безработице и субсидии на выплату заработной платы (как в большинстве стран Европы) помогли сохранить рабочие места или уровень жизни. Денежные трансферты оказались особенно полезны для поддержки бедных, а также неформальных работников и самостоятельно занятых лиц, потерявших работу. Благодаря предоставлению поддержки ликвидности компаниям удалось предотвратить волну невыполнений обязательств по платежам и массовых увольнений. Это особенно важно для малых и средних предприятий, на которые приходится большая доля рабочих мест.

Несмотря на беспрецедентные меры, принятые в мире в связи с кризисом, ответные меры отдельных стран определялись их доступом к заимствованиям, а также уровнем долга государственного и частного сектора в преддверии кризиса.

Долг: исходное состояние

В странах с развитой экономикой и в некоторых странах с формирующимся рынком покупки центральным банком государственных облигаций помогли сохранить процентные ставки на исторически низком уровне и поддержали государственные заимствования. В этих странах налогово-бюджетные антикризисные меры носили масштабный характер.

Однако во многих странах с формирующимся рынком и странах с низкими доходами, имеющих высокий уровень долга, органы государственного управления располагали ограниченными возможностями по увеличению заимствований, что помешало им нарастить поддержку наиболее пострадавших от кризиса. Органы государственного управления этих стран столкнулись с трудным выбором. 

Ограниченное пространство для маневра

План налогово-бюджетных мер по восстановлению экономики

По мере того, как страны осторожно снимают ограничения, но сохраняется неопределенность в отношении развития пандемии, органы государственного управления должны следить за тем, чтобы меры налогово-бюджетной поддержки не были свернуты слишком поспешно. Однако они должны стать более адресными и не должны препятствовать необходимому перераспределению ресурсов между секторами при возобновлении экономической активности. Меры поддержки должны постепенно сместиться от сохранения старых рабочих мест к возвращению людей на работу, например, путем сокращения программ сохранения рабочих мест (субсидий на выплату заработной платы), восстановления требований поиска работы и развития новых навыков, а также помощи жизнеспособным, но все еще уязвимым компаниям осторожно возобновить деятельность. В условиях низких процентных ставок и высокого уровня безработицы увеличение государственных инвестиций, начиная с проектов по техническому обслуживанию и расширению экономической деятельности, может создать рабочие места и стимулировать экономический рост.

Странам с формирующимся рынком и низкими доходами, которые сталкиваются с жесткими ограничениями финансирования, необходимо будет добиться больших результатов меньшими средствами за счет пересмотра приоритетов в расходах и повышения их эффективности. Некоторым из них может понадобиться дальнейшая официальная финансовая поддержка и облегчение бремени задолженности.

Органы государственного управления также должны принять меры по улучшению соблюдения налоговых норм налогоплательщиками и рассмотреть возможность повышения налогов для более состоятельных групп населения и высокорентабельных компаний. Полученные таким образом доходы помогут оплачивать критически важные услуги, такие как здравоохранение и системы социальной защиты, во время кризиса, от которого более бедные слои населения пострадали несопоставимо сильнее.

Как только пандемия будет взята под контроль, органам государственного управления нужно будет стимулировать восстановление экономики, при этом решая проблемы, возникшие вследствие кризиса, в том числе крупные бюджетные дефициты и высокие уровни государственного долга.

  • Страны, обладающие бюджетными возможностями и испытывающие серьезные долгосрочные последствия кризиса, например, высокий уровень долговременной безработицы, должны обеспечить временные стимулирующие меры, при этом планируя корректировку в среднесрочной перспективе.
  • Странам, имеющим высокий уровень долга и меньший доступ к финансированию, в среднесрочной перспективе также нужно будет приспособиться, стараясь сохранить государственные инвестиции и трансферты малоимущим домашним хозяйствам.

Восстановление после пандемии

В дальнейшем странам необходимо сделать инвестиции в систему здравоохранения и образования своей первоочередной задачей. Они также должны укрепить системы социальной защиты в целях обеспечения доступа всего населения к продовольствию и другим основным товарам и услугам.

По мере того, как страны начнут восстанавливаться, органы государственного управления должны воспользоваться ситуацией, чтобы отказаться от докризисной модели роста и ускорить переход к низкоуглеродной и цифровой экономике. Тарифы за выбросы углерода должны стать основной характеристикой этого перехода, потому что они стимулируют людей сокращать потребление энергии и переходить на более экологически чистые альтернативные источники; более того, они приносят доходы, которые можно частично использовать на поддержку наиболее уязвимых групп.

Поскольку органы государственного управления расширяют государственные инвестиции и другие меры налогово-бюджетной политики в целях поддержания восстановления экономики, их решения в области экономической политики будут иметь долгосрочные последствия. Они должны сделать решительный шаг в сторону более всеохватывающей и устойчивой экономики и борьбы с глобальным потеплением с помощью экологичных мер, которые также повышают экономический рост и занятость.

*****

Витор Гаспар — гражданин Португалии, директор Департамента по бюджетным вопросам МВФ. До работы в МВФ он занимал различные руководящие должности, связанные с вопросами политики, в Банке Португалии, в том числе в последний период — должность специального советника. В 2011–2013 годах он был министром финансов и государственного управления Португалии. В 2007–2010 годах он возглавлял Бюро советников по вопросам европейской политики в Европейской комиссии, а в период с 1998 по 2004 годы был генеральным директором по исследованиям в Европейском центральном банке. Г-н Гаспар имеет степень доктора наук и постдокторскую ученую степень по экономике Университета Нова в Лиссабоне. Он также учился в Католическом университете Португалии.

Пауло Медас — заместитель начальника отдела в Департаменте по бюджетным вопросам МВФ. Ранее он занимал различные должности в Европейском департаменте и Департаменте стран Западного полушария МВФ. Он был постоянным представителем МВФ в Бразилии с 2008 по 2011 год. Он возглавлял миссии по развитию потенциала в ряде стран. Области его исследований включают управление и коррупцию, бюджетные кризисы и управление природными ресурсами. Он является одним из соавторов недавно вышедшей книги “Brazil: Boom, Bust, and Road to Recovery”.

Джон Ролье — старший экономист в Департаменте по бюджетным вопросам МВФ. Ранее он работал в Европейском департаменте МВФ, участвовал в группах по Румынии, Словакии, Словении и Испании, а также в Финансовом департаменте. Он занимается исследованиями, касающимися бюджетных рисков, в том числе государственных предприятий, государственных пенсий и бюджетных правил. До прихода в МВФ Джон работал в Министерстве финансов США. Он имеет степень магистра от Школы перспективных международных исследований при Университете Джонса Хопкинса. В другой профессиональной жизни Джон был сертифицированным публичным бухгалтером.

Элиф Тюре, гражданка Турции, является экономистом Департамента по бюджетным вопросам (ДБВ) МВФ, где она работает над европейскими бюджетными проблемами в рамках группы по зоне евро и пишет материалы для «Бюджетного вестника». В ДБВ она занимается бюджетными рисками от условных обязательств, бюджетными правилами, бюджетным федерализмом и надлежащим бюджетным управлением в Европе. Она ранее работала экономистом в Департаменте стран Западного полушария МВФ, где занималась мерами политики и аналитическими исследованиями по поддержанию высокого и инклюзивного роста в странах «Южного конуса». Ее исследования охватывают недостатки финансового сектора и макрофинансовые связи. Она имеет степень доктора экономических наук от Мэрилендского университета, Колледж-Парк.