Обеспечение всеобъемлющего восстановления в регионе Ближнего Востока и Центральной Азии

19 октября 2020 г.

(Фото: MUHAMMAD-HAMED-REUTERS-Newscom)

(Фото: MUHAMMAD-HAMED-REUTERS-Newscom)

В странах Ближнего Востока и Центральной Азии пандемия COVID-19, чрезвычайная ситуация в сфере здравоохранения, уникальная для нашего времени, совпала с беспрецедентным экономическим спадом. Пандемия усугубляет существующие экономические и социальные проблемы, требуя принятия срочных мер по сокращению угрозы причинения долговременного ущерба доходам и росту. 

Как показывает анализ, представленный в новом выпуске доклада «Перспективы развития региональной экономики», проблемы множатся, несмотря на то, что страны региона приняли решительные и оперативные ответные меры для спасения жизней и выступили с беспрецедентными мерами политики по смягчению отрицательных последствий мер сдерживания для экономики.

Например, резкое снижение спроса и цен на нефть, на котором основан наш прогноз роста на уровне, –6,6 процентов в 2020 году для стран — экспортеров нефти в регионе Ближнего Востока, Северной Африки, Афганистана и Пакистана (БВСАП). Или возьмем ущерб, нанесенный сфере торговли и туризма, который по большей части нивелирует выгоды от низких цен на нефть в странах — импортерах нефти БВСАП, из-за чего рост в этих странах прогнозируется на уровне –1 процент. Пострадал и регион Кавказа и Центральной Азии, где в 2020 году прогнозируется сокращение экономики в размере –2,1 процента вследствие значительного замедления экономического роста в странах — импортерах нефти региона.

Учитывая повышенную геополитическую напряженность, страны региона сталкиваются с падением доходов бюджета, увеличением задолженности, ростом безработицы и повышением уровня бедности и неравенства.

В перспективах на 2021 год, несмотря на то что рост в большинстве стран должен восстановиться, трудности продолжатся.

  • Слабый спрос на нефть и ее большие запасы, скорее всего, останутся предметом опасений стран — экспортеров нефти, и несмотря на то, что соглашение ОПЕК+ способствовало стабилизации цен на нефть, они, как ожидается, останутся на 25 процентов ниже среднего значения 2019 года.
  • Угроза долговременного экономического ущерба, долгосрочного снижения роста, занятости и доходов, является главным опасением. В частности, по нашим оценкам, через пять лет ВВП стран региона будет на 12 процентов ниже уровня, ожидавшегося в соответствии с докризисными тенденциями. Более того, в странах, которые сильно зависят от пострадавшей сферы туризма, уровень ВВП и занятости в базисном прогнозе может снизиться в этом году на 5 процентных пунктов с сохранением последствий в течение следующих 2–5 лет, при этом уровень бедности может повыситься в 2020 году более чем на 3½ процента, если не произойдет рост денежных переводов.
  • Пандемия усугубит острые проблемы уязвимых и пострадавших от конфликтов государств и может усилить социальные волнения. Плохие условия жизни беженцев и внутренне перемещенных лиц также могут повысить риски вспышек COVID-19.
  • Во многих странах уровни бюджетного дефицита и долга возросли как никогда за последние двадцать лет (см. график), делая регион уязвимым перед новой волной вируса, учитывая вероятное увеличение потребностей в расходах и снижение налоговых поступлений. Рост бюджетного дефицита также повысит потребности в финансировании в регионе, медианное увеличение при этом составит 4,3 процента ВВП.
  • Кризис также повысил риск корпоративных дефолтов и кредитный риск банков региона, которые могут понести убытки в размере 190 млрд долларов США или 5 процентов ВВП. Если не решить эти проблемы, то они могут поставить под угрозу финансовую стабильность и помешать планам расширения финансовой интеграции.
 

Несмотря на серьезность этих проблем и крайнюю неопределенность впредстоящий период, мы видим путь вперед. По мере того, как страны будут продолжать сдерживать последствия пандемии, директивные органы должны обратить больше внимания на планирование и финансирование будущего восстановления, делая упор на построение более экологичной, инклюзивной и устойчивой экономики.

В ближайшем будущем сдерживание пандемии и ограничение потери доходов остаются задачами первостепенной важности. Когда угроза здоровью населения начнет снижаться, странам следует переключить внимание наукрепление интеграции и устранение факторов уязвимости путем поддержки экономической активности, избегая неоправданных рисков, спомощью четко выверенных подходов. В странах, располагающих бюджетными возможностями, таких как некоторые экспортеры нефти, повысить спрос можно с помощью расширения пакета бюджетных стимулов. Встранах, располагающих меньшими возможностями, к которым относится большинство импортеров нефти, органы государственного управления должны перераспределить расходы, чтобы обеспечить защиту расходов наздравоохранение, образование и социальные нужны. Когда восстановление наберет обороты, странам следует восстановить резервы и изучить способы более эффективного обеспечения равномерного распределения налоговой нагрузки и оптимального использования каждой копейки государственных расходов.

Критически важно обеспечить необходимый доступ всех работников в регионе к системе здравоохранения, особенно в странах — экспортерах нефти сбольшим числом иностранных работников. Страны — экспортеры нефти также должны уделять приоритетное значение расширению поддержки малых и средних предприятий и стартапов в целях обеспечения более инклюзивного экономического процветания в будущем. Ускорение экономической диверсификации и инвестиции в хорошо образованную молодежь будут иметь жизненно важное значение, как показал текущий кризис. Для этого потребуется содействие развитию институциональной среды, способствующей росту частного сектора, — с четкими правилами игры, а также меньшим объемом бюрократии и коррупции, где государственный сектор служит вкачестве содействующей силы.

Между тем страны — импортеры нефти должны постоянно совершенствовать системы социальной защиты и работать над повышением их охвата и адресности, в том числе с помощью цифровых решений. Урегулирование последствий кризиса, в частности повышенного уровня долга и сокращения резервов, будет способствовать восстановлению экономики. Кроме того, снижение высокой зависимости многих стран от туризма (например, Грузии, Иордании и Ливана) и денежных переводов (например, Кыргызской Республики, Таджикистана, Египта и Пакистана) поможет повысить устойчивость к будущим экономическим шокам.

Наконец, угроза, которую несет изменение климата, остается проблемой жизни и смерти нашего времени с серьезными последствиями для региона, особенно для стран — экспортеров нефти, для экономики которых настал момент трансформации. Инвестиции в экологичную инфраструктуру и инновации в совокупности с постоянно растущей платой за выбросы углерода позволят региону не только сыграть свою роль в сокращении глобальных выбросов, но и обеспечить рабочие места и рост для новой эры.

Поскольку лежащий перед нами путь сопряжен с трудностями и неопределенностью, многостороннее сотрудничество обретет как никогда важное значение. Совместными усилиями директивные органы, неправительственные организации, международные организации и граждане смогут построить лучшее будущее.

Мы в МВФ поддерживаем регион Ближнего Востока и Центральной Азии, в то время как он продолжает спасать жизни и начинает восстанавливаться. Помимо рекомендаций по вопросам экономической политики и технической помощи, с начала года было выделено новое финансирование в размере 17 млрд долларов США, в том числе 6 млрд долларов США в качестве экстренных мер поддержки 10 странам в регионах БВСАП и КЦА. В результате сумма непогашенного кредита МВФ региону увеличилась почти на50 процентов. Мы продолжим оказывать поддержку региону в эти непростые времена.

Мы, несомненно, будем вспоминать 2020 год как год страданий слишком большого числа людей. Однако давайте также запомним его как время, когда наш регион вновь взял на себя обязательство построить более устойчивое, «зеленое» и инклюзивное будущее.

*****

Джихад Азур — директор Департамента стран Ближнего Востока и Центральной Азии в Международном валютном фонде, где он курирует работу Фонда на Ближнем Востоке, в Северной Африке, Центральной Азии и на Кавказе.

Г-н Азур был министром финансов Ливана в 2005–2008 годах, когда он занимался координацией проведения важных реформ, включая модернизацию налоговой и таможенной систем страны. До и после работы на посту министра финансов он занимал различные должности в компаниях частного сектора, в том числе McKinsey и Booz and Co., где был вице-президентом и старшим исполнительным советником. До прихода в МВФ в марте 2017 года, он был управляющим партнером в инвестиционной фирме Inventis Partners.

Г-н Азур имеет степень доктора наук по международным финансам и научную степень по международной экономике и финансам, полученные в Институте политических исследований в Париже. Он также занимался исследованием стран с формирующимся рынком и их интеграции в мировую экономику в постдокторантуре в Гарварде. Г-н Азур — автор нескольких книг и статей по экономическим и финансовым вопросам и имеет богатый опыт преподавательской работы.

Джойс Вонг — старший экономист в Отделе регионального анализа и стратегии Департамента стран Ближнего Востока и Центральной Азии МВФ. Ранее она работала страновым экономистом по Аргентине, Ямайке и различным странам Центральной Америки в Департаменте стран Западного полушария МВФ. Она получила степень кандидата экономических наук от Нью-Йоркского университета, а в круг ее исследовательских интересов входят вопросы неравенства, труда и решения домашних хозяйств в течение жизненного цикла.