Как искусственный интеллект может увеличить разрыв между богатыми и бедными странами

2 декабря 2020 г.

(Иллюстрация: Wenjin Chen/iStock by Getty Images)

(Иллюстрация: Wenjin Chen/iStock by Getty Images)

Ожидается, что новые технологии, например, искусственный интеллект (ИИ), машинное обучение, робототехника, большие данные и сети, коренным образом изменят производственные процессы, однако они также могут оказать серьезное воздействие на развивающиеся страны. Возможности и потенциальные источники роста, которые, например, США и Китай использовали на ранних этапах экономического развития, существенно отличаются от тех, которыми в современном мире располагают Камбоджа и Танзания.

В нашем последнем исследовании персонала показано, что новые технологии несут риск увеличения разрыва между богатыми и бедными странами за счет перетока большего объема инвестиций в страны с развитой экономикой, где уже внедрена автоматизация. В свою очередь это может негативно отразиться нарабочих местах в развивающихся странах, создавая угрозу замещения, а недополнения их растущей рабочей силы, которая обычно обеспечивала преимущество менее развитым странам. В целях предотвращения этого растущего расхождения директивным органам в развивающихся странах необходимо будет принять меры для повышения производительности и развития навыков работников.

Результаты, полученные с помощью модели

В нашей модели рассмотрены две страны (одна с развитой экономикой, другая— развивающаяся), обе из которых производят товары с использованием трех факторов производства: труда, капитала и «роботов». Мы широко интерпретируем понятие «роботы», включая в него весь спектр новых технологий, упомянутых выше. Наше основное допущение состоит в том, что роботы заменяют работников. В нашей системе революция ИИ подразумевает повышение производительности роботов.

Мы обнаружили, что расхождение между развивающимися странами и странами с развитой экономикой может возникать по трем разным каналам: доли в производстве, потоков инвестиций и условий торговли.

Доля в производстве. В странах с развитой экономикой уровень зарплат выше, поскольку выше совокупная факторная производительность. Более высокий уровень зарплат изначально подталкивает компании в странах с развитой экономикой к более активному использованию робототехники, особенно если работников легко заменить роботами. Впоследствии, когда производительность роботов повысится, страны с развитой экономикой получат большую выгоду в долгосрочной перспективе. Чем больше роботы заменяют работников, тем значительнее становится это расхождение.

Потоки инвестиций. Повышение производительности роботов создает стабильный спрос на инвестиции в робототехнику и традиционный капитал (который, как предполагается, дополняет роботов и труд). В странах с развитой экономикой этот спрос выше, поскольку там более интенсивно используются роботы (вышеупомянутый канал «доли в производстве»). В результате инвестиции выводятся из развивающихся стран на финансирование этого накопления капитала и роботов в странах с развитой экономикой, приводя в итоге к временному снижению ВВП в развивающейся стране.

Условия торговли. Развивающаяся страна, скорее всего, будет специализироваться в секторах, которые больше полагаются на неквалифицированную рабочую силу, которой она располагает в большем объеме, чем страна с развитой экономикой. Если предположить, что роботы заменят неквалифицированную рабочую силу, но будут дополнять квалифицированных работников, после революции в робототехнике в развивающихся странах может начаться постоянное ухудшение условий торговли. Это связано с тем, что роботы непропорционально вытеснят неквалифицированных работников, что приведет к сокращению их относительных заработных плат и снижению цены товара, при производстве которого более интенсивно используется неквалифицированная рабочая сила. В свою очередь снижение относительной цены основного производимого ею товара станет дополнительным негативным шоком, который понизит стимул для инвестиций и, возможно, приведет к падению ВВП не только в относительном, но и в абсолютном выражении.

Расхождение в уровне доходов

Роботы и заработные платы

Полученные нами результаты принципиально зависят от того, придут ли роботы на смену работникам на самом деле. Хотя сейчас может быть слишком рано прогнозировать масштаб этого замещения в будущем, мы обнаружили свидетельства, указывающие на то, что это произойдет. В частности, мы обнаружили, что рост зарплат совпадает со значительным расширением использования роботов, что согласуется с представлением о том, что компании отказываются от рабочих в пользу роботов вследствие увеличения издержек, связанных с оплатой труда.

Движущюя сила автоматизации

Выводы

Улучшение производительности роботов является причиной расхождений между странами с развитой экономикой и развивающимися странами, если работников легко заменить роботами. Кроме того, это улучшение, как правило, будет способствовать росту доходов, но также и увеличению неравенства доходов, по крайней мере в переходный период и, возможно, в долгосрочной перспективе для некоторых групп работников как в странах с развитой экономикой, так и в развивающихся странах.

Идеального способа предотвратить расхождение не существует. Учитывая быстрые темпы развития робототехники, развивающимся странам как никогда раньше необходимо срочно вкладывать средства в повышение совокупной производительности и уровня квалификации, чтобы роботы скорее дополнили, а не заменили их трудовые ресурсы. Конечно, это проще сказать, чем сделать. В нашей модели увеличения совокупной факторной производительности, от которой зависят многие институциональные и прочие фундаментальные различия между развивающимися странами и странами с развитой экономикой, не отражаемые в затратах труда и капитала, являются особенно полезными, поскольку они способствуют накоплению робототехники и физического капитала. Такие улучшения приносят пользу всегда, но в условиях революции ИИ результаты становятся более ощутимыми.

Полученные нами результаты также подчеркивают важность накопления человеческого капитала для предотвращения расхождения и указывают на возможность различий в динамике роста развивающихся стран с разным уровнем квалификации рабочей силы. Ситуация, скорее всего, будет значительно труднее для развивающихся стран, которые рассчитывали на высокие дивиденды от широко ожидаемых демографических перемен. Директивные органы, вероятно, видели в растущей доли молодого населения развивающихся стран большую возможность извлечь выгоду из переноса рабочих мест из Китая в результате приобретения им статуса страны со средним уровнем доходов. Полученные нами результаты показывают, что эти рабочие места могут занять роботы. Директивные органы должны принять меры по снижению этих рисков. Особенно в условиях этих новых трудностей, связанных с технологиями, широко ожидаемые демографические перемены пойдут на пользу решительному переходу к резкому повышению прироста производительности и инвестициям в образование и повышение квалификации.

*****

Кристиан Алонсо — экономист в Департаменте по бюджетным вопросам МВФ. В настоящее время он занимается вопросами, относящимися к потреблению, доходу, гендерному неравенству, рынкам труда и налогово-бюджетной политике. Он имеет степень доктора экономики от Принстонского университета.

Сидхарт Котари — экономист в Департаменте стран Азиатско-Тихоокеанского региона МВФ, где в составе Отдела региональных исследований он работает по Австралии, а также по более широким региональным вопросам. В сферу его основных научных интересов входят макроэкономика и развитие. Он имеет степень доктора экономики от Стэнфордского университета.

Сидра Рехман — экономист в Департаменте стран Ближнего Востока и Центральной Азии МВФ. Перед тем как занять текущую должность, она работала в Исследовательском департаменте и Департаменте стран Азиатско-Тихоокеанского региона МВФ. До прихода в Фонд Сидра работала во Всемирном банке и Всемирной торговой организации. В сферу ее основных научных интересов входят экономика развития с упором на вопросы роста, торговли и человеческого капитала. Она имеет докторскую степень и степень магистра государственного управления от Колумбийского университета, а также степень бакалавра естественных наук от Лахорского университета управленческих наук.