COVID-19 более пагубно сказывается на положении бедного населения, однако расширение масштаба тестирования может помочь

3 декабря 2020 г.

(Фото: Massimo Giachetti by Getty Images)

(Фото: Massimo Giachetti by Getty Images)

Во всем мире число заражений и смертельных случаев от COVID-19 в более бедных районах оказалось выше, чем в благополучных районах. Пандемия и меры по ограничению ее распространения оказали непропорциональное воздействие на положение бедного населения как внутри стран, так и между ними. Выяснение  причин столь неоднородного воздействия на состояние здоровья групп населения в зависимости от уровня доходов поможет разработчикам экономической политики дать ответ на вопрос о том, как с этим справиться.

В опубликованном недавно исследовании сотрудников МВФ мы устанавливаем более точную связь между уровнем благосостояния и состоянием здоровья в условиях пандемии. Как показывает модельный анализ, проведение более масштабного и оперативного тестирования позволит получить критически важную информацию для более успешного сдерживания распространения вируса на благо всего населения — особенно бедных слоев. Проведенный нами анализ более обширный, чем большинство эпидемиологических моделей, поскольку в нем рассматривается поведение граждан и принимаемые ими решения с учетом уровня доходов, а не только возраста, гендерной принадлежности и других демографических факторов.

Для постепенного распространения вакцин, скорее всего, потребуется несколько месяцев и даже лет, в то время как в некоторых странах инфекция продолжает распространяться более высокими темпами, чем в начальный период пандемии. Наиболее часто используемые меры борьбы с пандемией — это самоизоляция, социальное дистанцирование и ношение масок. Однако еще одним инструментом в арсенале борьбы с пандемией может стать дешевое и оперативное тестирование.

Доходы имеют значение

Поведение и решения, в результате которых бедное население сталкивается с риском заражения во время пандемии, зачастую продиктованы необходимостью. Во-первых, многие работники с низкой заработной платой заняты в сфере услуг, которые признаются критически важными во время пандемии (такие как продовольственные магазины и услуги по доставке) или на рабочих местах с ограниченными возможностям для дистанционной работы. Во-вторых, в более бедных районах плотность населения обычно выше, что повышает риск заражения. В-третьих, граждане в более бедных социальных группах (например, самозанятые работники неформального сектора), как правило, не имеют достаточных сбережений на чрезвычайный случай, поэтому у них меньше возможностей для сокращения рабочего времени во избежание риска инфицирования. 

Более обеспеченные граждане могут снизить риск заражения, сократив продолжительность рабочего времени и ограничив время, проводимое вне дома. Такие возможности играют решающую роль. Как показывают имитационные расчеты, уровень заразившихся вирусом за весь период пандемии среди богатых домохозяйств составляет немногим более 10 процентов, тогда как среди бедных домохозяйств в течение двух лет заболеют более половины граждан. Это также находит отражение в показателе смертности. Так, согласно модели, вероятность летального исхода среди бедных домохозяйств в четыре раза выше. Эти цифры свидетельствуют о том, что самые тяжелые последствия для состояния здоровья выпадают на долю  бедных домохозяйств.

Тестирование имеет значение

До тех пор пока эффективные вакцины и методы лечения не станут широко доступны и не будут предоставляться всем нуждающимся, смягчить пагубное воздействие пандемии на бедное население смогут две важные меры государственной политики.

Во-первых, адресные меры поддержки доходов более бедных домохозяйств помогут напрямую защитить их уровень потребления в условиях масштабного экономического потрясения. Во-вторых, улучшение информации о распространении и сдерживании пандемии с помощью масштабного тестирования поможет выявлять новые случаи инфицирования и изолировать заболевших, что будет снижать риски заражения. Самые новые виды экспресс-тестов недороги — Всемирная организация здравоохранения недавно договорилась о закупках наборов для проведения теста по цене 5 долларов США, а при условии роста спроса и масштабов производства цены могут снизиться до 1 доллара США или ниже. Благодаря простоте использования любое домохозяйство или предприятие может проводить тесты (медицинское оборудование или лаборатории для проверки результатов не требуется) без необходимости централизованной обработки или учета. Несмотря на то что стратегия массового тестирования едва ли сможет предотвратить все вспышки эпидемии, в целом она поможет ограничить распространение пандемии и позволит взять ее под контроль — особенно в сочетании с ношением масок, мытьем рук и социальным дистанцированием.

Использование тестирования для выявления и изолирования граждан с положительными результатами тестов еще более эффективно для борьбы с эпидемией в странах с более высокой долей сравнительно бедных домохозяйств. Как показывают наши исследования, если бы выявлялась половина случаев бессимптомного протекания инфекции, то в течение года смертность сократилась бы почти на три четверти. Благодаря улучшению массового тестирования наибольшую пользу получило бы бедное население, среди которого смертность от COVID-19 снизилась бы примерно на три четверти по сравнению со снижением примерно наполовину среди более состоятельных граждан.

Смертность, бедность и тестирование

В отличие от карантинных мер, улучшение информации за счет масштабного тестирования, несомненно, придаст импульс экономике благодаря снижению риска заражения в результате контактов между людьми. В случаях, когда тестирование бессимптомных зараженных не проводится, и распространение вируса не отслеживается, падение ВВП в типичной стране составляет ошеломляющую величину 15 процентов за первый год. В условиях повышенных рисков инфицирования люди предпочитают изолироваться и сокращать экономическую активностью по мере возможности. Если проводить тестирование и изолировать 50 процентов бессимптомных инфицированных в целях ограничения распространения инфекции, то экономические потери сокращаются до всего лишь 3,3 процента. Этого можно достичь с помощью тестирования с 80 процентной точностью выявления положительного результата (чувствительностью), если еженедельно тестировать примерно 60 процентов всего населения. 

Тестирование спасает жизни и экономику

Принимая во внимание возможность предотвратить значительное сокращение ВВП, а также учитывая сравнительно низкие издержки проведения экспресс-тестирования и тенденцию к их дальнейшему снижению, отдача от масштабного тестирования наряду с ношением масок будет огромная. Такой подход также позволит несколько ослабить ситуацию с неравенством, которая удушилась в условиях пандемии, что позволит бедным и более уязвимым домохозяйствам лучше справиться с кризисом.

*****

Mихал Андрле — старший экономист в Исследовательском департаменте МВФ. Предметом его исследований является макроэкономическое моделирование и денежно-кредитная политика, ценообразование активов и статистическое обучение. До работы в МВФ он работал экономистом в Департаменте исследований Европейского центрального банка, Чешского национального банка и Министерства финансов Чехии.

Джон Блюдорн — заместитель начальника отдела, занимающийся подготовкой доклада «Перспективы развития мировой экономики» в Исследовательском департаменте МВФ. Ранее он был старшим экономистом в Отделе структурных реформ Исследовательского департамента, членом группы МВФ по зоне евро в Европейском департаменте и работал в качестве экономиста над «Перспективами развития мировой экономики», приняв участие в составлении ряда глав. До МВФ он был профессором Саутгемптонского университета в Соединенном Королевстве, а ранее — научным сотрудником с докторской степенью в Оксфордском университете. Г-н Блудорн имеет публикации по целому кругу вопросов в сфере международных финансов, макроэкономики и развития. Он получил степень доктора наук в Университете Калифорнии в Беркли.

Аллан Дизиоли — экономист Отдела международных экономических исследований Исследовательского департамента МВФ. В сферу его исследований входит моделирование рынка труда и макроэкономической политики, денежно-кредитная политика и экономика здравоохранения. Он является автором научных публикаций об экономике здравоохранения и рынков труда. Ранее он работал экономистом в Европейском центральном банке. Он имеет докторскую степень Университета Пенсильвании.