Ледники глобальных финансов: валютная структура резервов центральных банков

16 декабря 2020 г.

(Фото: GomezDavid/iStock by Getty Images)

(Фото: GomezDavid/iStock by Getty Images)

Набор валют, формирующих валютные резервы центральных банков, остается в целом неизменным десятки лет. Динамику изменений в составе этих авуаров можно сравнить в лучшем случае с движением ледника. Однако геополитические сдвиги и технологические изменения меняют характер мировой экономики и использования валют на международном уровне. Эти силы, а также последствия пандемии COVID-19 могут еще больше ускорить процессы трансформации резервов центральных банков.

Статус-кво

В настоящее время существует примерно 180 национальных валют, но лишь немногие из них широко используются в международных операциях, например, для выставления счетов, оплаты импорта, а также выпуска долговых инструментов или зарубежных инвестиций. К этим валютам относятся доллар США, евро, а также, в меньшей степени, японская иена, британский фунт стерлингов и некоторые другие. При наступлении кризисов компании и инвесторы, как правило, ищут спасения в долларах.

В этих же валютах центральные банки давно хранят международные резервы. Это неудивительно, поскольку, как сказано выше, резервы предназначены для поддержки международных операций, так как позволяют официальным органам стран финансировать потребности платежного баланса, осуществлять интервенции на валютных рынках и обеспечивать иностранной валютой отечественных экономических субъектов.

Доминирующие валюты

Медленная динамика изменений резервов

В новом документе персонала МВФ с опорой на новый набор данных анализируются состав валютных резервов центральных банков и влияющие наних факторы за последние несколько десятков лет, а также произошедшие изменения этих факторов.

Один из ключевых выводов состоит в том, что ввиду международного доминирования доллара (и в определенной степени евро), по сей день любые изменения состава резервов центральных банков были минимальными.

Например, несмотря на растущую роль Китая в мировой экономике, накитайский юань приходится только небольшая доля глобальных операций, таких как эмиссия внешнего долга или торговые операции на мировом валютном рынке.

В документе также делается вывод о том, что финансовые связи представляются основным фактором, влияющим на валютные резервы, и впоследние десять лет их роль возросла. Это указывает на то, что до тех пор, пока доллар продолжает доминировать в мировой финансовой системе и торговле, представляется, что его преобладание в качестве резервной валюты сохранится.

Однако, равно как и медленно движущиеся ледники иногда могут неожиданно устремиться вперед, в валютной структуре резервов может произойти внезапная, неожиданная и ускоренная трансформация. 

Будущее резервных валют

В нашей работе представлен ряд экономических и финансовых тенденций, которые могут повлиять на будущий состав резервов. Геополитические и технологические изменения могут оказаться столь же значимыми, как экономические соображения, и в совокупности с текущей пандемией COVID-19 могут ускорить будущие трансформации. К потенциальным факторам изменений относятся:

  • Изменения в международных финансах: большой отклик наширокомасштабный выпуск облигаций Европейской комиссией воктябре говорит о потенциальном спросе на альтернативы долговым инструментам, деноминированным в долларах.

    Страны с формирующимся рынком и развивающиеся страны также могут выпустить больше долговых инструментов в валютах стран-кредиторов с формирующимся рынком, таких как Китай, в целях содействия удовлетворению возросших потребностей вфинансировании. В нашей работе делается вывод, что валюта, вкоторой номинирован государственный долг, является важным определяющим фактором состава резервов стран с формирующимся рынком и развивающихся стран, который, вероятно, отражает желание центральных банков обеспечить защиту от рисков, связанных сдолговыми обязательствами.

  • Изменение торговых связей и порядков выставления счетов также может изменить спрос на международные валюты. Пандемия и недавние торговые споры продемонстрировали хрупкость мировых цепочек поставок.  Сейчас страны как никогда заинтересованы вобеспечении поставок критически важных товаров. Переход клокализованному производству снизит спрос на международные валюты.

    При этом снижение зависимости от любого отдельного торгового партнера может привести к диверсификации спроса на валюты. Недавнее заключение соглашения о всестороннем региональном экономическом партнерстве в Азии (соглашения о свободной торговле между пятнадцатью государствами региона) может свидетельствовать обувеличении роли альтернативных валют, на которые в настоящее время приходится небольшая доля международных резервов.

  • Доверие к принципам политики стран, выпускающих долговые обязательства, является основой доверия к их валютам. Пандемия COVID-19 высветила необходимость для действующих и потенциальных эмитентов принять надежные меры политики в сфере здравоохранения и экономики в целях сохранения их потенциала роста.
  • Международное использование валют также может отражать стратегические соображения. Например, на решения в отношении портфеля резервных валют могут влиять соображения относительно внешней политики и связи в сфере безопасности. Последствия торговых споров и международных санкций могут заставить страны задуматься обизменении структуры своих валютных резервов, а потенциальных эмитентов — предпринять попытки вывести свои валюты в разряд международных.
  • Пандемия ускорила достижения в сфере финансовых технологий и технологий платежей. Возможная конкуренция с эмитентами изчастного сектора, такими как Diem (платежная система на основе блокчейн от Facebook), заставила крупнейшие центральные банки ускорить работу по созданию цифровых валют центральных банков и систем трансграничных платежей. Европейский центральный банк и Народный банк Китая, в числе прочих, изучают возможность выпуска цифровых валют центральных банков, которые могут повысить спрос наих валюты.

Передовые технологические платформы могут также помочь новым валютам преодолеть некоторые преимущества существующих валют. В зависимости от внедрения и использования государственных или частных цифровых денег центральные банки могут быть вынуждены переосмыслить состав резервов и способы их хранения в будущем.

В настоящее время ничто не указывает на серьезные перемены в составе валютных резервов центральных банков. Однако по медленной динамике изменений последних десятилетий не следует судить о будущих изменениях. Вотношении мировых экономических и финансовых тенденций, равно как и геополитических и технологических изменений, а также возможностей более динамичной трансформации в будущем существует значительная неопределенность.

*****

Мартин Мюлейзен — бывший директор Департамента по вопросам стратегии, политики и анализа МВФ. В этом качестве он руководил работой поопределению стратегического направления деятельности МВФ и разработке, реализации и оценке политики Фонда. Он также курировал взаимодействие МВФ с международными организациями, такими как Группа 20-ти и Организация Объединенных Наций.

Алина Янку — заместитель начальника подразделения в Департаменте повопросам стратегии, политики и анализа МВФ, в котором она помогает курировать работу над стратегией МВФ, взаимоотношениями с Группой 20-ти и МВФК, а также над международной валютной системой. Ее аналитическая и операционная работа сосредоточена на международной валютной системе и глобальной системе финансовой безопасности, а также макрофинансовых вопросах. До поступления на работу в МВФ г-жа Янку была исследователем-аналитиком в компании Franklin Templeton Investments и доцентом Дрексельского университета. Она имеет степень доктора экономики, полученную в Университете штата Мичиган.

Нил Мидс — старший экономист в Департаменте по вопросам стратегии, политики и анализа МВФ, он выполняет функции специального помощника директора и работает в составе группы МВФ по Румынии. Ранее он работал надстратегическими вопросами, касающимися международной валютной системы, в том числе СДР, а также осуществлял поддержку работы МВФ поРуанде. Нил начал свою трудовую деятельность в Банке Англии, где занимался вопросами денежно-кредитной политики. Его более ранние исследования были посвящены жилищным вопросам, потреблению и принятию решений в области денежно-кредитной политики. Он имеет степень магистра экономических наук от Йоркского университета.

Ицюнь У — экономист в Департаменте по вопросам стратегии, политики и анализа МВФ, он работает над стратегическими вопросами, касающимися ресурсов и управления Фонда, а также международной валютной системы. Ранее он занимался экономическим надзором и программами кредитования МВФ в различных странах с формирующимся рынком и низкими доходами в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Африке. Он также имеет опыт работы над региональными вопросами Азиатско-Тихоокеанского региона. Г-н У имеет степень доктора экономики, полученную в Университете штата Нью-Йорк в Буффало. Его исследования и публикации охватывают широкий круг тем в области международной макроэкономики, торговли и роста.