Вычисление разницы: политика на рынке труда для более справедливого восстановления

30 марта 2021 г.

(Фото: Ricardo-Rubio-LagenciaEP-Newscom)

(Фото: Ricardo-Rubio-LagenciaEP-Newscom)

Пандемия COVID-19 быстро и уверенно оказала разрушительное воздействие на рабочие места. Долговременное влияние кризиса на работников может быть столь же болезненным и неравным.

В среднем наиболее сильный удар пришелся на молодежь и менее квалифицированных работников. Также пострадали женщины, особенно встранах с формирующимся рынком и развивающихся странах. Многих изэтих работников ждет потеря доходов и трудный поиск возможностей трудоустройства. Даже после того, как пандемия отступит, структурные изменения в экономике, вызванные этим шоком, могут означать, что варианты трудоустройства в одних секторах и видах деятельности могут навсегда сократиться, авдругих расшириться. 

В своем последнем выпуске доклада «Перспективы развития мировой экономики» мы исследуем возможности снижения тяжелого и неравного влияния пандемии с помощью мер политики. Мы установили, что пакет мер, направленных на помощь работникам в сохранении своих рабочих мест пока продолжается пандемический шок, в сочетании с мерами, нацеленными на стимулирование создания рабочих мест и содействие в адаптации к новым рабочим местам и видам деятельности после того, как пандемия пойдет на спад, могут заметно смягчить негативное воздействие и наладить восстановление рынка труда.

Неоднородность рецесси, связанной с пандемией 

Рост автоматизации

Виды деятельности, которые требуют меньших навыков и более подвержены автоматизации, как правило, сильнее пострадали во время вызванной пандемией рецессии. Хотя последствия для конкретных секторов отличались от прошлых экономических спадов, пандемия ускорила существовавшие ранее тенденции в сфере занятости, усилив снижение занятости в секторах и видах деятельности, которые лучше поддаются автоматизации.

Среди секторов, которые вследствие кризиса сократились сильнее всего, — отели и рестораны (гостиничные услуги и питание) и оптовые и розничные магазины (торговля). Социальное дистанцирование и поведенческие изменения, вызванные пандемией, усилили падение занятости в этих секторах, что обычно наблюдалось вовремя прошлых экономических спадов. В сфере информационных технологий и телекоммуникаций, а также в финансовом и страховом секторах в прошлом году, напротив, наблюдался рост занятости. Многие из наиболее пострадавших секторов, в которых, как правило, меньшее число рабочих мест поддается переводу в дистанционный режим, обычно нанимают больше молодежи, женщин и низкоквалифицированных работников, что усиливает неравное влияние на различные группы работников.

Сохранение тенденций на автоматизацию

Крутой подъем обратно

Данные прошлых рецессий указывают на то, что пандемия, скорее всего, повлечет значительные издержки для безработных, особенно низкоквалифицированных работников. После периодов безработицы работникам часто приходится менять род деятельности, чтобы найти новую работу, что, как правило, сопряжено со снижением заработка. Безработные, которые находят работу по новой специальности, в среднем испытывают значительное сокращение доходов примерно на 15 процентов по сравнению с прошлым заработком.

Низкоквалифицированные работники подвергаются тройному удару: они с большей вероятностью заняты в секторах, которые сильнее всего пострадали из-за пандемии; они с большей вероятностью теряют работу во время экономических спадов и тем из них, кто смог найти новую работу, с большей вероятностью придется сменить профессию и испытать снижение доходов.

Достижение правильного баланса

Наш анализ показывает крайнюю эффективность надлежащих мер политики в снижении ущерба и сокращении неравного влияния на работников. В отсутствие мер поддержки рынка труда (сценарий, не предполагающий принятия мер) вызванный пандемией экономический шок, который асимметрично отражается на разных профессиях, ведет к колоссальному и резкому росту безработицы и тяжелой адаптации по мере постепенного улучшения экономической ситуации. 

Действие и бездействие

Если в пакет мер включена поддержка в сохранении рабочих мест и перераспределении трудовых ресурсов, негативное воздействие на занятость оказывается менее серьезным, а работники и компании могут адаптироваться быстрее. Такой набор мер поддержки также несет диспропорциональные выгоды менее квалифицированным работникам, которые, как правило, больше страдают от более широких последствий пандемии для контактоемкой, но менее продуктивной работы. Меры по сохранению рабочих мест (например, программы частичной занятости, такие как Kurzarbeit в Германии, и субсидии на выплату заработной платы, как Программа защиты зарплат в США) помогают защитить рабочие места от первоначального шока пандемии, когда социальное дистанцирование находится на высоком уровне, снижая безработицу примерно на 4 ½ процентного пункта по сравнению с показателем, которого бы она достигла в отсутствие подобной поддержки. Когда пандемия пойдет на убыль, меры по перераспределению трудовых ресурсов (например, стимулы к учреждению новых компаний и найму сотрудников, содействие работникам в поиске новой работы и программы профессиональной (пере)подготовки) могут помочь облегчить адаптацию к более устойчивому влиянию пандемии на структуру занятости. Целевые меры политики, адресованные наиболее пострадавшим группам населения (например, молодежи), также могут ускорить восстановление экономики.

Директивным органам необходимо будет тщательно учитывать динамику пандемии (в том числе количество новых случаев и смертей, масштаб мер дистанцирования и распространение вакцин) при принятии решений относительно того, сможет ли экономика выдержать переход от мер, которые в основном направлены на поддержку существующих рабочих мест, к мерам, которые нацелены на ускорение перехода работников в растущие сектора и сферы деятельности. Правильный баланс мер может снизить неравное воздействие пандемии на работников и дать стимул к ускоренному восстановлению рынка труда.

На основе главы 3 доклада «Перспективы развития мировой экономики», «Спады и восстановление роста на рынках труда: закономерности, стратегии и ответные меры на шок COVID-19», которую подготовили Джон Блюдорн (руководитель), Франческа Каселли, Хорхе Мондрагон, Иппэй Сибата, Марина М. Таварес, Уенджи Чен и Нильс-Якоб Хансен при поддержке Кристофера Джонса, Синтии Ньякери и Юуюу Хуан.

*****

Джон Блюдорн — заместитель начальника отдела, занимающийся подготовкой доклада «Перспективы развития мировой экономики» в Исследовательском департаменте МВФ. Ранее он был старшим экономистом в Отделе структурных реформ Исследовательского департамента, членом группы МВФ по зоне евро в Европейском департаменте, а также работал в качестве экономиста над «Перспективами развития мировой экономики», приняв участие в составлении ряда глав. По окончании работы в качестве научного сотрудника с докторской степенью в Оксфордском университете он являлся профессором Саутгемптонского университета в Соединенном Королевстве до прихода в МВФ. Г-н Блюдорн имеет публикации по целому кругу вопросов в сфере международных финансов, макроэкономики и развития. Он получил степень доктора наук в Университете Калифорнии в Беркли.