Трилемма директивных органов

12 мая 2021 г.

(Фото: UntitledImages/iStock by Getty Images)

(Фото: UntitledImages/iStock by Getty Images)

Представьте, что Вы отвечаете за разработку экономической политики в одной из стран Африки к югу от Сахары. Вам поручено вывести страну из глубочайшего на памяти нынешних поколений кризиса в сфере здравоохранения, и никто вокруг Вас не знает, когда он закончится: вторая волна, охватившая регион ранее в этом году, ослабла, но многие страны, тем не менее, готовятся к новым вспышкам с приближением зимы.  

Хорошая новость состоит в том, что глобальное восстановление идет полным ходом. Экономика ключевых стран стремительно восстанавливается, глобальная торговля активизируется, цены на сырьевые товары растут, и возобновились потоки инвестиций.

Плохая новость в том, что ближайшие перспективы роста, по крайней мере в Африке к югу от Сахары, несколько менее радужные. И до тех пор, пока не начнется широкомасштабная вакцинация, перед Вами стоит незавидная задача попытаться активизировать экономику при одновременном решении проблем, связанных с повторными вспышками COVID-19. 

Три задачи

Именно в такой ситуации сегодня оказались министры финансов многих стран Африки к югу от Сахары. Перед ними стоят три неотложные задачи: во‑первых, удовлетворить возросшие потребности в расходах; во-вторых, сдержать заметный рост государственного долга и, наконец, мобилизовать дополнительные бюджетные доходы. 

То, как директивные органы будут решать эту тройную задачу, окажет огромное влияние на экономические и социальные показатели в предстоящие годы.

Необходимо найти невероятно труднодостижимое равновесие, поскольку усилия по решению одного элемента задачи неизбежно осуществляются в ущерб двум другим. Например, рост расходов потребует от властей либо увеличения уровня долга, либо повышения налогов. Или и того, и другого. С другой стороны, усилия по повышению налоговых доходов, будучи сопряженными с трудностями политического и социального плана, обеспечат столь необходимые ресурсы либо для увеличения расходов, либо для сдерживания долга. Или для того и другого.

На три фронта

Спрос на государственные расходы

Даже до кризиса, вызванного коронавирусом, и в контексте стремительного роста населения потребности в области развития в странах Африки к югу от Сахары были грандиозными.

После кризиса прогресс в области развития в этом регионе откатился почти на десятилетие назад, сделав эти потребности в расходах еще более насущными. Например, в 2020 году уровень занятости в регионе в целом упал на 8,5 процента в связи с COVID-19. Более 32 миллионов человек обнищали, а нарушение образовательного процесса поставило под угрозу перспективы целого поколения школьников.

Более того, значительная доля наиболее маргинализированных работников в этом регионе была сконцентрирована в ряде наиболее пострадавших отраслей, что способствовало росту неравенства.

В этом контексте по понятным причинам усилились потребности в увеличении социальных расходов и инвестициях в здравоохранение, образование и инфраструктуру. Это давление будет лишь нарастать, поскольку к 2030 году почти половина всех новых участников мирового рынка труда будут выходцами из стран Африки к югу от Сахары.

Растущие опасения по поводу долга

Хотя ситуация в разных странах неоднородна, государственный долг в Африке к югу от Сахары в 2020 году вырос почти до 58 процентов ВВП, достигнув максимального уровня почти за 20 лет и подскочив более чем на 6 процентных пунктов лишь за один год.

Несмотря на то, что пиковые значения начала 2000-х годов не достигнуты, во многих случаях это, тем не менее, является поводом для озабоченности в связи со стабильно растущим бременем процентных платежей.

В 2020 году, например, процентные платежи достигли вызывающего обеспокоенность уровня 20 процентов налоговых доходов по региону в целом, а в ряде случаев превысили треть доходов, не позволяя потратить скудные ресурсы на удовлетворение социальных потребностей и потребностей в области развития.  

Растущие проценты

Ограниченный прогресс в повышении налоговых доходов

Повышение мобилизации налоговых доходов обычно является основной мерой политики для преодоления разрыва между увеличением расходов и устойчивостью ситуации с государственным долгом. Однако в этой области редко удается добиться значительных успехов. В разных странах существуют различные требования к мобилизации: одним странам необходимо сосредоточить внимание на оптимизации льгот, другим — на повышении эффективности существующей налоговой системы. Однако почти во всех случаях повышение налогов является трудным решением с политической точки зрения, особенно в сложившейся ситуации, когда ресурсы многих компаний и домашних хозяйств истощены в связи с кризисом. Фактически в некоторых странах многие рассчитывают на то, что налоговые послабления или отсрочка налоговых платежей помогут им пережить этот год. 

В поисках равновесия

Поиск равновесия между этими взаимоисключающими потребностями никогда не был простой задачей. Пандемия еще более осложнила поиск правильного решения. Однако действовать необходимо. В каждой стране существует специфический набор потребностей и сложных компромиссов, но каждая страна должна сделать все необходимое для продвижения вперед.

Неоценимую поддержку в этом может оказать международное сообщество. В данный момент, безусловно, необходима поддержка в обеспечении наличия в каждой стране вакцин в кратчайшие сроки и по приемлемым ценам. Однако в более широком плане международное сообщество может активизировать восстановление в регионе, предоставив ресурсы, которые помогут решить тройную задачу, включая гранты, льготное финансирование, продление срока действия Инициативы по приостановке выплат в счет обслуживания долга Группы 20-ти или, в некоторых случаях, решение долгового вопроса в рамках Общей основы. 

Но основные усилия должны предпринять сами страны Африки к югу от Сахары. Сейчас более чем когда либо необходимы решительные и преобразовательные реформы.  

Для обеспечения активного восстановления после COVID директивным органам нужно искать дополнительные возможности в рамках стоящей перед ними трилеммы. Например, в том, что касается расходов, повышение прозрачности и реформы управления могут повысить эффективность государственных расходов и обеспечить использование дефицитных ресурсов правительства для оказания помощи наиболее в ней нуждающимся. 

В плане доходов такие прозрачность и целенаправленное использование также с большей вероятностью будут содействовать повышению соблюдения налоговых норм. Усилия по совершенствованию налоговой администрации, в том числе путем использования новых цифровых технологий, могут расширить налоговую базу. И в более общем смысле официальным органам следует искать способы повышения доходов таким образом, чтобы защитить уязвимые группы населения и сохранить рост.

В отношении устойчивости долговой ситуации необходимы среднесрочные налогово-бюджетные основы для достижения равновесия между требуемой вспомогательной направленностью налогово-бюджетной политики в краткосрочной перспективе и консолидацией в среднесрочной перспективе, которая будет крайне необходима для сдерживания стоимости заимствований и поддержания уверенности, особенно в условиях высокого уровня долга и недостаточного финансирования.

В дополнение к этим усилиям официальные органы должны ускорить реформы для содействия активности в частном секторе и экономической диверсификации, которые помогут ускорить потенциальный рост и укрепить устойчивость, а также создать рабочие места. Мы вскоре опубликуем анализ долгосрочных положительных эффектов мер по содействию частным инвестициям. 

Фонд готов оказать помощь во всех этих областях путем участия в программах, предоставления экстренного финансирования, технической помощи или просто консультаций по вопросам экономической политики.

*****

Абебе Аэмро Селассие — директор Департамента стран Африки МВФ. До этого он был заместителем директора этого департамента. В МВФ он возглавлял деятельность групп, работающих по Португалии и ЮАР, а также руководил работой над «Перспективами развития региональной экономики» по странам Африки к югу от Сахары. Он также работал по Таиланду, Турции и Польше и по целому спектру вопросов политики. В 2006–2009 годах он был постоянным представителем МВФ в Уганде. До работы в МВФ г-н Селассие был сотрудником в правительстве Эфиопии.

Эндрю Тиффин — старший экономист Отдела региональных исследований Департамента стран Африки МВФ. Будучи сотрудником МВФ, Эндрю работал по ряду стран, включая Украину, Россию, Румынию, Италию, Ливан и Иорданию. Он провел обширную работу в отношении процесса оценки рисков МВФ и других вопросов экономической политики, а в настоящее время в сферу его интересов входит применение современных статистических методов (машинное обучение) для анализа Фонда. До прихода в МВФ Эндрю проводил работу по международным экономическим вопросам и вопросам безопасности в Управлении национальных оценок Австралии. Он имеет докторскую степень по экономике и степень магистра государственного управления в области международных отношений Принстонского университета.