Предложение повысить охват глобальных тарифов за выбросы углерода

(Фото: zhongguo by Getty Images)

(Фото: zhongguo by Getty Images)

23 июня 2021 г.

От четверти до половины*. Настолько должны снизиться выбросы углекислого газа (CO2) и других парниковых газов в течение предстоящих десяти лет, чтобы обеспечить достижимость цели ограничения глобального потепления до уровня ниже 2oС . Самый быстрый и практичный способ достижения этой цели — разработать международный механизм установления минимального порога тарифов за выбросы углерода.

Это важно для МВФ, поскольку изменение климата представляет огромную угрозу для функционирования экономик мира. Адекватные меры политики в отношении климата могут устранить эти риски, а также открыть огромные возможности дляпреобразующих инвестиций, экономического роста и создания рабочих мест в«зеленых» отраслях — настолько, что наш Исполнительный совет недавно утвердил предложения о включении вопросов изменения климата в нашу обычную практику проведения экономического надзора в странах *и нашу программу оценки финансовой стабильности*.

В центре наших стратегических обсуждений со странами-членами находятся вопросы установления тарифов углеродных выбросов, которые в настоящее время широко признаны как важнейший инструмент политики для достижения необходимого нам существенного снижения выбросов. Тарифы за углеродные выбросы, повышающие стоимость загрязняющих источников энергии по сравнению с чистыми источниками, служат стимулом для повышения энергоэффективности и разворота инноваций в сторону «зеленых» технологий. Тарифы за углеродные выбросы необходимо поддержать в рамках более обширного пакета мер для повышения их эффективности и приемлемости, в том числе в рамках государственных инвестиций в разработку сетей экологически чистых технологий (таких как модернизация энергетических систем, пригодных  для возобновляемых источников энергии) и мер содействия уязвимым домохозяйствам, работникам и регионам. Тем не менее на глобальном уровне к 2030 году необходимо предпринять дополнительные меры, эквивалентные установлению тарифа за выбросы углерода в размере 75 долларов США за тонну или выше.

Накануне запланированной на ноябрь 26-й Ежегодной конференции ООН по изменению климата* (COP26), наиболее важной после Парижской конференции 2015 года, мы видим обнадеживающие признаки активизации мер по противодействию изменению климата. Многие страны заявили о новых целях в области климата: 60 стран уже взяли на себя обязательства обеспечить нейтральный уровень выбросов* к середине столетия, а некоторые из них, в том числе Европейский союз и США, взяли на себя более серьезные краткосрочные обязательства. Важно отметить, что схемы установления тарифов за выбросы углерода получают распространение. Так, в мире уже внедрено более 60 из них, включая предпринятые в этом году ключевые инициативы в Китае и Германии.

Между тем в предстоящие десять лет важнейшее значение будут иметь более уверенные и согласованные шаги.

Несмотря на решительные действия отдельных стран, между государствами отмечаются различия в степени целеустремленности, в силу чего четыре пятых мирового объема выбросов по-прежнему не подпадают по тарификацию выбросов, а среднемировой тариф за выбросы углерода составляет лишь 3 доллара США за тонну. Повинуясь цепной реакции, некоторые страны и регионы, где действуют или повышаются тарифы за выбросы углерода, рассматривают возможность установления платы за углеродсодержащий импорт из стран, где такие схемы отсутствуют. Однако с точки зрения мирового климата, установление такого пограничного углеродного сбора является недостаточным инструментом, поскольку на долю углеродосодержащих торговых потоков, как правило, приходится менее 10 процентов совокупного объема выбросов стран. 

Отчасти замедление этого процесса свидетельствует о сложностях, которые могут испытывать страны, наращивающие в одностороннем порядке меры по смягчению последствий изменения климата для достижения взятых ими на себя обязательств в рамках Парижского соглашения.  Это в немалой степени объясняется опасениями по поводу возможного воздействия таких мер на их конкурентоспособность, а также озабоченностью по поводу того, что другие страны не смогут предпринять аналогичные по масштабу меры политики. Учитывая, что участниками Парижского соглашения являются почти все страны мира, — что является залогом его легитимности — переговорный процесс идет непросто. 

Итак, как добиться того, чтобы тарифы за выбросы углерода установились нанужном нам уровне через десять лет? В новом документе, подготовленном сотрудниками МВФ, который все еще обсуждается с Исполнительным советом МВФ и со странами-членами, предлагается разработать механизм установления международного минимального тарифа за выбросы углерода вдополнение к Парижскому соглашению. Этот механизм:

  1. Будет сначала применяться странами с самым высоким уровнем выбросов. Как показано на рисунке, в 2030 году на долю Китая, Индии, США и ЕС будет приходиться почти две трети прогнозируемого мирового объема выбросов CO2 (если не будут приняты смягчающие меры). Если кним прибавить все страны-члены Группы двадцати, то эта доля составит 85 процентов. После того как этот механизм начнет действовать, его участниками постепенно смогут стать другие страны.
  2. Будет сначала применяться странами с самым высоким уровнем выбросов
  3. Будет закреплен на уровне минимального тарифа за выбросы. Это действенный, конкретный и понятный инструмент государственной политики. Одновременные действия стран с самыми высокими выбросами, направленные на распространение минимальных тарифов на углеродные выбросы, помогут достичь коллективных результатов в области борьбы сизменением климата, способствуя при этом смягчению опасений по поводу конкурентоспособности. Обсуждение минимального тарифа зауглеродные выбросы совпадает с рассматриваемым в настоящее время вопросом о минимальной ставке международного налогообложения корпораций. В более широком смысле гармонизация международной системы налогообложения путем установления минимальных ставок налогов имеет долгую традицию в Европе.

     

  4. Будет носить прагматичный характер. Механизм должен быть справедливым, гибким и учитывать различные обязательства стран, наряду с другими факторами, такими как объем выбросов за прошлые периоды и уровень развития. Этого можно добиться, например, установив в рамках механизма два или три различных уровня тарифов, которые будут колебаться в зависимости от уровня развития страны, определяемого всоответствии с установленными критериями. Этот механизм также мог бы быть пригодным для стран, где установление тарифов за выбросы углерода в настоящее время не представляется возможным в силу внутренних политических причин, при условии достижения ими эквивалентного сокращения выбросов в рамках других инструментов политики.

Как показывает наглядный пример, если повысить обязательства в рамках Парижского соглашения, установив в дополнение к текущим мерам политики трехуровневый минимальный тариф за выбросы углерода только в шести странах‑участницах (Канаде, Китае, Европейском союзе, Индии, Соединенном Королевстве и США), на уровне 75 долларов США, 50 долларов США и 25долларов США применительно к развитым странам, странам с высоким, низким уровнем доходов и странам с формирующимся рынком, соответственно, то к 2030 году это поможет сократить мировой объем углеродных выбросов на 23процента ниже базового уровня. Этого будет достаточно для того, чтобы привести уровень выбросов в соответствие с задачей удержание роста глобальной температуры на уровне ниже 2°C.

Применение тарифов за выбросы углерода в провинциях Канады дает наглядное представление о том, как минимальный уровень тарифов за углеродные выбросы может применяться на международном уровне. Федеральное правительство требует от провинций и территорий устанавливать минимальный тариф за выбросы углерода, который прогрессивно повышается с 10 канадских долларов затонну в 2018 году до 50 канадских долларов в 2022 году и до 170 канадских долларов в 2030 году. Для выполнения этого требования юрисдикции могут устанавливать налоги на выбросы либо использовать системы торговли выбросами.

На международном уровне проработанный механизм тарификации выбросов углерода обеспечит выгоды как для отдельных стран, так и для всех стран вместе взятых. Все участники получат преимущества благодаря стабилизации мирового климата, а страны смогут извлечь внутренние экологические выгоды благодаря сокращению объема сжигаемых ископаемых видов топлива, а самое главное — снизить уровень смертности в своих странах, обусловленной загрязнением атмосферы.

Такой механизм должен быть внедрен без промедления. Представим, что мы в2030 году. Давайте сделаем так, чтобы, оглядываясь назад на 2021 год, мы не сожалели об упущенных возможностях для принятия эффективных решений. Давайте лучше оглянемся назад с гордостью за достигнутый прогресс в мире поудержанию роста глобальной температуры на уровне ниже порогового уровня в2°C. Нам необходимы согласованные действия сейчас, и они должны опираться на международный минимальный тариф за выбросы углерода.

* на английском

*****

Витор Гаспар — гражданин Португалии, директор Департамента по бюджетным вопросам МВФ. До начала работы в МВФ он занимал различные руководящие должности, связанные с вопросами политики, в Банке Португалии, в том числевпоследний период — должность специального советника. В 2011–2013 годах онбыл министром финансов и государственного управления Португалии. В2007–2010 годах он возглавлял Бюро советников по вопросам европейской политики в Европейской комиссии, а в период с 1998 по 2004 годы был генеральным директором по исследованиям в Европейском центральном банке. Г‑н Гаспар имеет степень доктора наук и постдокторскую ученую степень по экономике Университета Нова в Лиссабоне. Он также учился в Католическом университете Португалии.

Иэн Пэрри — главный эксперт по экологически эффективной налогово-бюджетной политике в Департаменте по бюджетным вопросам МВФ, который специализируется на вопросах налогово-бюджетного анализа проблем изменения климата, окружающей среды и энергетики. До поступления на работу в Фонд в 2010 году Иэн возглавлял секцию экономики окружающей среды имени Аллена Низа вцентре «Ресурсы для будущего».