Криптоактивы в качестве национальной валюты? Слишком смелый шаг

(Фото: D-Keine/iStock by Getty Images)

(Фото: D-Keine/iStock by Getty Images)

28 июля 2021 г.

Новые цифровые формы денег обладают потенциалом снизить затраты на осуществление платежей и увеличить их скорость, расширить доступ к финансовым услугам, повысить способность к адаптации и уровень конкуренции среди платежных систем, а также упростить трансграничные трансферты.

Однако реализовать это не так просто. Необходимы значительные инвестиции, а также принятие трудных решений в области экономической политики, например, прояснение роли государственного и частного сектора в предоставлении и регулировании цифровых форм денег.

Некоторые страны могут прельститься простым решением — сделать криптоактивы национальной валютой. Многие из них действительно безопасны, легкодоступны и не сопряжены с большими издержками при осуществлении операций. Однако мы считаем, что в большинстве случаев риски и затраты перевешивают потенциальные выгоды.

Криптоактивы представляют собой выпускаемые частным сектором токены, основанные на криптографических методах и выраженные в собственных расчетных единицах. Их стоимость может быть крайне волатильной. Например, курс биткойна в апреле достиг пикового значения в 65 000 долларов США, а спустя два месяца обвалился до менее чем половины этой стоимости.

Тем не менее биткойн никуда не делся. Одним он дает возможность проводить анонимные операции — хорошо это или плохо. Для других является способом диверсифицировать портфели, добавив в них спекулятивный актив, который может принести как богатство, так и значительные убытки.

Таким образом, криптоактивы в корне отличаются от других видов цифровых денег. Например, центральные банки рассматривают возможность эмиссии цифровых валют — цифровых денег, которые выпускаются в форме обязательства центрального банка. Частные компании также раздвигают границы, выпуская деньги, которые можно переслать на мобильный телефон, популярные в странах Восточной Африки и Китае, а также стейблкойны, стоимость которых зависит от надежности и ликвидности обеспечивающих их активов.

Криптоактивы в качестве законного средства платежа?

Биткойн и аналогичные криптовалюты в целом остаются альтернативным средством финансирования и платежей, однако в некоторых странах активно рассматривается возможность присвоения криптоактивам статуса законного средства платежа и даже их превращения во вторую (или потенциально единственную) национальную валюту.

Если бы криптоактив получил статус законного средства платежа, кредиторы были бы вынуждены принимать его в счет платежей по денежным обязательствам, в том числе налогам, подобно банкнотам и монетам (валюте), эмитированным центральным банком.

Страны даже могут пойти еще дальше и принять закон, стимулирующий использование криптоактивов в качестве национальной валюты, то есть официальной денежной единицы (в которой могут быть выражены денежные обязательства) и обязательного средства платежа при совершении повседневных покупок.

Криптоактивы вряд ли приживутся в странах со стабильной инфляцией и валютным курсом, а также надежными институтами. У домашних хозяйств и компаний будет крайне мало стимулов устанавливать цены или осуществлять сбережения в параллельных криптоактивах вроде биткойна, даже если он получит статус законного средства платежа или валюты. Их стоимость слишком волатильна и не привязана к ситуации в реальной экономике.

Даже в странах с относительно менее стабильной ситуацией в экономике использование признанной на мировом уровне резервной валюты, например, доллара или евро, скорее всего, будет более привлекательным, чем применение криптоактивов.

Криптоактивы могут завоевать популярность среди лиц, не имеющих доступа к банковским услугам, в качестве средства платежа, но не сохранения стоимости. При получении они сразу будут обмениваться на реальную валюту.

С другой стороны, реальная валюта может не всегда быть доступна и ее может быть непросто перевести. Кроме того, в некоторых странах законы запрещают или ограничивают платежи в других формах денег. Это может дать перевес в пользу широкого использования криптоактивов.

Соблюдайте осторожность

Издержки широкого применения таких криптоактивов, как биткойн, самым непосредственным образом отразятся на макроэкономической стабильности. Если бы цены на товары и услуги устанавливались как в реальной валюте, так и в криптоактивах, домашние хозяйства и компании тратили бы много времени и ресурсов на выбор денежных средств для авуаров, а не на занятие производственной деятельностью. Аналогичным образом, государственные доходы подверглись бы валютному риску, если бы налоги заранее устанавливались в криптоактивах, а расходы в основном оставались в национальной валюте или наоборот.

Кроме того, денежно-кредитная политика стала бы менее эффективной. Центральные банки не могут устанавливать процентные ставки по инструментам в иностранной валюте. Обычно, когда страна использует иностранную валюту в качестве своей собственной, она «импортирует» надежность зарубежной денежно-кредитной политики и рассчитывает привести свою экономику (и процентные ставки) в соответствие с зарубежным циклом деловой активности. Ни то, ни другое невозможно в случае широкого использования криптоактивов.

В итоге внутренние цены могут стать крайне нестабильными. Даже если бы все цены были установлены, например, в биткойнах, цены на импортные товары и услуги все равно подвергались бы серьезным колебаниям ввиду изменчивости рыночной стоимости.

Также может пострадать добросовестность финансовых операций. В отсутствие надежных мер борьбы с отмыванием денег и пресечения финансирования терроризма криптоактивы могут использоваться для отмывания денег, полученных незаконным путем, финансирования терроризма и уклонения от уплаты налогов. Это может представлять риски для финансовой системы страны, сбалансированности бюджета и отношений с иностранными государствами и банками-корреспондентами.

Целевая группа по финансовым мероприятиям разработала стандарт регулирования виртуальных активов и поставщиков связанных с ними услуг в целях ограничения рисков для добросовестности финансовых операций. Однако применение данного стандарта в разных странах пока не унифицировано, что может оказаться проблематичным, учитывая возможность трансграничной деятельности.

Возникают и другие правовые вопросы. Статус законного средства платежа требует, чтобы средство платежа было широкодоступным. Однако во многих странах доступ к интернету и технологии, необходимые для трансферта криптоактивов, остаются ограниченными, что вызывает вопросы относительно справедливости и доступности финансовых услуг. Кроме того, стоимость официальной денежной единицы должна быть достаточно стабильной, чтобы обеспечить ее использование для урегулирования средне- и долгосрочных денежных обязательств. Изменения статуса законного средства платежа и денежной единицы страны обычно требуют сложных и масштабных изменений закона о денежном обращении, чтобы избежать возникновения непоследовательности в правовой системе.

К тому же банки и прочие финансовые организации могут подвергнуться риску серьезных колебаний цен на криптоактивы. При этом неясно, сохранят ли банки пруденциальный подход к регулированию валютных рисков или рисковых активов, если, например, биткойн получит статус законного средства платежа. 

Кроме того, широкое использование криптоактивов ослабит защиту прав потребителей. Домашние хозяйства и компании могут потерять средства вследствие значительных изменений стоимости, мошенничества или кибератак. Несмотря на то, что лежащая в основе криптоактивов технология зарекомендовала себя как чрезвычайно надежная, могут возникнуть технические ошибки. В случае биткойна обращение взыскания представляется затруднительным ввиду отсутствия законного эмитента.

Наконец, для майнинга таких криптоактивов, как биткойн, требуется огромное количество электроэнергии для питания компьютерных сетей, которые верифицируют операции. Признание этих криптоактивов в качестве национальной валюты может иметь катастрофические последствия для экологии.

Соблюдение баланса

Использование криптоактивов, в том числе биткойна, в качестве национальной валюты сопряжено со значительными рисками для макрофинансовой стабильности, добросовестности финансовых операций, защиты прав потребителей и окружающей среды. Не следует обходить вниманием преимущества лежащих в их основе технологий, в том числе возможность снижения стоимости и повышения доступности финансовых услуг. Однако органам государственного управления необходимо активизировать работу по предоставлению этих услуг и использовать новые цифровые формы денег, при этом поддерживая стабильность, эффективность, равенство и экологическую устойчивость. Попытка превратить криптоактивы в национальную валюту является нежелательной мерой.

*****

Тобиас Адриан — финансовый советник и директор Департамента денежно‑кредитных систем и рынков капитала МВФ. Он возглавляет работу МВФ в сфере надзора и развития потенциала в финансовом секторе, денежно-кредитной и макропруденциальной политики, финансового регулирования, управления долгом и рынков капитала. До начала работы в МВФ он занимал должности старшего вице-президента Федерального резервного банка Нью-Йорка и заместителя директора Группы исследований и статистики. Г‑н Адриан преподавал в Принстонском университете и Университете Нью‑Йорка и имеет публикации в экономических и финансовых журналах, в том числе в American Economic Review и Journal of Finance. В центре его научных интересов находятся общие последствия динамики ситуации на рынках капитала. Он имеет докторскую степень Массачусетского технологического института, магистерскую степень Лондонской школы экономики, диплом Университета Гёте во Франкфурте и степень бакалавра Университета Дофин в Париже.

Рода Уикс-Браун — генеральный юрисконсульт и директор Юридического департамента МВФ. Она консультирует Исполнительный совет МВФ, руководство, персонал и государства-члены по всем юридическим аспектам деятельности МВФ, включая кредитование, регулирование и представление рекомендаций. За свою карьеру в МВФ она руководила работой Юридического департамента по широкому кругу значимых вопросов политики и проблем стран. Она является автором статей и многих документов для Исполнительного совета МВФ по всем аспектам права МВФ, а также одним из преподавателей семинаров по данной теме в Тулейнском университете.

Г-жа Уикс-Браун также занимала должность заместителя директора в Департаменте коммуникаций, где она руководила вопросами коммуникаций и информационного взаимодействия МВФ в Африке, Азии и Европе, играла ключевую роль в преобразовании коммуникационной стратегии МВФ, а также руководила стратегическими коммуникациями МВФ по ключевым правовым и финансовым вопросам.

Г-жа Уикс-Браун имеет степень доктора юридических наук юридического факультета Гарвардского университета и степень бакалавра экономики (с отличием) Университета Ховард. До прихода в МВФ она работала в офисе компании Skadden в Вашингтоне, округ Колумбия. Она является членом коллегии адвокатов в штатах Нью-Йорк и Массачусетс и в округе Колумбия, а также членом коллегии Верховного суда. Г-жа Уикс-Браун является членом совета директоров некоммерческой организации TalentNomics, Inc., деятельность которой направлена на увеличение количества женщин на руководящих постах во всем мире.