Еще не на верном пути: климатическая угроза требует более масштабных действий на глобальном уровне

1 ноября 2021 г.

Результаты нового исследования МВФ показывают недостатки в масштабности целей и мерах политики, требуемых для создания таких ограничений для выбросов в атмосферу, которые бы сдерживали глобальное потепление.

В 1785 году Роберт Бёрнс размышлял о доминировании человечества над нашей планетой:

«Я понимаю и не спорю, что человек с природой в ссоре, и всем живым несет он горе», — писал он.

Слова шотландского поэта по-прежнему справедливы два века спустя.

Антропогенное изменение климата угрожает экосистеме нашей планеты, а также жизни и средствам к существованию миллионов людей. С точки зрения МВФ, изменение климата создает серьезную угрозу макроэкономической и финансовой стабильности.

Сейчас окно возможностей для сдерживания глобального потепления
1,5–2 градусами по Цельсию быстро закрывается.

Мировые лидеры встречаются в Глазго на 26-й Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (КС-26), и в недавно подготовленной Записке персонала МВФ по климату показано, что в отсутствие изменений в глобальных мерах политики выбросы углерода в атмосферу в 2030 году будут намного выше, чем это необходимо для того, чтобы «сохранить в живых целевой показатель в 1,5 градуса». Чтобы достичь этой цели, потребуются срочные сокращения выбросов в размере 55 процентов относительно уровней базисного сценария на 2030 год и в размере 30 процентов для достижения цели в 2 градуса по Цельсию.

Для обеспечения этих сокращений представителям директивных органов, собирающимся на КС-26, требуется добиться устранения двух принципиальных недостатков: в масштабности целей и в мерах политики.

Недостаток масштабности глобальных целей по сдерживанию выбросов

135 стран, на которые приходится более трех четвертей общемировых выбросов парниковых газов, обязались достичь к середине века чистого нулевого уровня выбросов. Но обязательства на ближайшую перспективу являются недостаточными. Даже если будут выполнены действующие в настоящее время обязательства на период до 2030 года, это приведет только к тому, что будет достигнуто от одной до двух третей сокращений выбросов, необходимых для выполнения целей по температуре.

Ожидается, что страны с развитой экономикой будут сокращать выбросы более быстрыми темпами вследствие стремления к справедливости и своей исторической ответственности. Они совместно обязались сократить свои выбросы на 43 процента относительно уровней 2030 года при неизменной политике.

В то же время страны с формирующимся рынком из группы с более высокими доходами совместно приняли обязательство о сокращении выбросов на 12 процентов, а страны с формирующимся рынком, имеющие более низкие доходы, на 6 процентов.

Однако в Записке по климату показано, что, независимо от того, как сокращения распределяются по группам стран, все должны предпринять более масштабные действия.

Например, приближение к целевому показателю в 2 градуса может быть достигнуто при сокращении выбросов странами с развитой экономикой, странами с формирующимся рынком с высоким доходом и странами с формирующимся рынком с низким доходом на 45, 30 и 20 процентов, соответственно. Иное распределение усилий, при котором произойдет соответствующее сокращение выбросов на 55, 25 и 15 процентов позволит достичь той же цели, как и сокращение с весами в 65, 20 и 10 процентов.

Чтобы оставаться на пути к достижению цели в 1,5 градуса, от тех же групп стран потребуются намного более масштабные сокращения выбросов. Например, на 70, 55 и 35 процентов или на 80, 50 и 30 процентов относительно уровней базисного сценария на 2030 год.

Еще не на верном пути

Хорошая новость заключается в том, что издержки, связанные с этим сокращением выбросов, являются посильными. Снижение общемировых выбросов до целевого уровня в диапазоне 2 градусов обойдется в сумму от0,2 до 1,2 процента ВВП, причем наибольшее бремя ляжет на более богатые страны. А во многих странах издержки, связанные с отходом от ископаемого топлива, могут компенсироваться улучшениями внутренней экологической ситуации, прежде всего уменьшением смертности от загрязнения воздуха на местном уровне.

Принципиально важную роль будет играть усиленное внешнее финансирование для поддержки более масштабных целей по сдерживанию выбросов в странах с формирующимся рынком и развивающихся странах.

Страны с развитой экономикой должны выполнить свое обязательство предоставлять 100 млрд долларов финансирования для стран с низким доходом в год с 2020 года и далее. Самые последние цифры показывают, что мы по-прежнему не достигаем этой цели.

Кроме того, для расширения частного финансирования принципиально важно будет добиться определенности в отношении государственных задач в области сокращения выбросов, особенно ценовых сигналов для создания равных условий для «чистых» технологий. Столь же жизненно важную роль будет играть более качественная и стандартизованная информация, позволяющая инвесторам вносить свой вклад в устранение предполагаемых рисков, в том числе в странах с низким доходом.

Недостаток в глобальной политике по сдерживанию выбросов

Даже при достаточно масштабных заявленных обязательствах нам по-прежнему требуются меры политики для осуществления сокращений выбросов.

Механизм тарифов на выбросы углерода — применение сборов за углеродное содержание топлива или за выбросы от этого топлива в атмосферу — должен играть основную роль, особенно для стран, являющихся крупными источниками выбросов углерода. Он одновременно создает ценовой сигнал для перенаправления частных инвестиций на технологии с низким использованием углерода и способствует энергоэффективности.

Однако разрыв между тем, что требуется, и тем, что есть на деле, очень велик. Для того чтобы сдержать потепление на уровне до 2 градусов, к 2030 году потребуется глобальный тариф на выбросы углерода выше 75 долларов за тонну.

На международном уровне принципиально важную роль будет играть координация, чтобы преодолеть политико-экономические ограничения и расширить применение тарифов на выбросы углерода. Следует учитывать обеспокоенность стран вопросами конкурентоспособности и неопределенности относительно мер в области политики, вследствие которой действия в одиночку оказываются для них затруднительными.

Решение этих вопросов является центральным элементом предложения персонала МВФ по минимальному международному порогу тарифов на выбросы углерода для небольшой группы стран, являющихся крупными источниками выбросов.

Такой минимальный порог будет справедливым, предусматривая различные тарифы для стран, находящихся на разных уровнях экономического развития, а также финансовую и технологическую помощь для участников с низким доходом. И механизм минимального порога тарифов будет иметь прагматический характер, допуская реализацию на национальном уровне с помощью неценовых мер, позволяющих достичь эквивалентных результатов.

Он будет базироваться на сотрудничестве, способствуя недопущению спорных пограничных корректирующих мер касательно углерода, если некоторые страны будут вводить строго действующие тарифы, а другие нет.

На внутриэкономическом уровне реформы по введению тарифов на выбросы углерода могут создать толчок для сокращений выбросов. Принципиально важно, что это необязательно должно быть связано с ущербом для экономики. Недавние эмпирические исследования указывают на то, что реформы по введению механизма тарифов на выбросы углерода не приводят к снижению ни ВВП, ни занятости. В действительности такие реформы могут поддерживать решение задач в области долгосрочного роста. Доходы от тарифов на выбросы углерода, как правило в размере примерно 1 процента ВВП или более, могут направляться на снижение налогов на рабочую силу или на увеличение государственных инвестиций, способствуя активизации экономики.

Это только некоторые примеры того, как стратегии сдерживания выбросов могут — и должны — приносить более широкие выгоды на всех уровнях общества. Директивные органы должны обеспечивать справедливый переход с надежной помощью уязвимым домашним хозяйствам, работникам и регионам.

Например, реформы по введению тарифов на выбросы углерода могут способствовать большему равенству и улучшению положения бедных. Если поступления направляются на укрепление систем социальной защиты и на повышение порогового уровня доходов в системе налога на доходы физических лиц, такая политика оказывает чистое положительное влияние на беднейшие группы населения и является нейтральной для среднего класса. В качестве альтернативы поступления могут направляться на государственные инвестиции в здравоохранение и образование.

Еще одним ключевым элементом любой стратегии сдерживания выбросов являются «зеленые» государственные инвестиции. Нам необходимо ускорить введение чистой технологической инфраструктуры, такой как интеллектуальные энергосети и станции зарядки электромобилей. В условиях совместных действий не только частные и государственные инвестиции в чистые источники энергии оказывают особенно сильное положительное влияние на рост, но и сами отрасли с низкими выбросами углерода также, как правило, являются более трудоемкими, чем отрасли, опирающиеся на ископаемое топливо, что может способствовать повышению занятости.

И наконец, все реформы следует вводить постепенно, и они должны быть надлежащим образом доведены до сведения общественности, с тем чтобы компании и домашние хозяйства имели возможность адаптироваться. Они также должны охватывать более широкий спектр источников выбросов, в частности метан, и способствовать накоплению углерода в лесах.

Нeотложность действий

Без неотложного устранения недостатков в масштабности целей, мерах политики и финансировании возникнет опасная необходимость резкого скачка в сокращении выбросов после 2030 года, что сильно увеличит издержки на осуществление перехода и может сделать цели по сдерживанию роста температуры окончательно недостижимыми.

Упорядоченный, основанный на сотрудничестве и своевременный переход может и должен свершиться. Сейчас.

И снова, говоря словами Роберта Бёрнса: «Сейчас тот день, сейчас тот час».

*****

Кристалина Георгиева (биографические данные приводятся по ссылке)