Резкий рост цен на металлы может замедлить энергетический переход

(Фото: Petmal/iStock by Getty Images)

(Фото: Petmal/iStock by Getty Images)

10 ноября 2021 г.

Согласно сценарию чистых нулевых выбросов потребности в чистой энергии могут стать причиной высоких цен на медь, никель, кобальт илитий в течение многих лет.

Исторический разворот во всем мире в сторону ограничения выбросов углерода, вероятно, спровоцирует беспрецедентный спрос на некоторые важнейшие металлы, используемые для производства и хранения энергии из возобновляемых источников, в рамках сценария чистых нулевых выбросов к 2050 году.

Вызванный этим резкий рост цен на такие материалы, как кобальт и никель, вызовет экономический бум в странах, являющихся их крупнейшими экспортерами, но стремительное повышение затрат может сохраниться до конца текущего десятилетия и подорвать или замедлить собственно энергетический переход.

Цены на промышленные металлы — важную основу глобальной экономики — уже значительно выросли после пандемии по мере возобновления экономической активности, как мы писали недавно. В нашем новейшем исследовании, включенном в октябрьский выпуск «Перспектив развития мировой экономики» и новый документ персонала МВФ, подробно разъясняются вероятные последствия энергетического перехода для рынков металлов и экономическое воздействие на производителей и импортеров.

Например, цены на литий, используемый в аккумуляторных батареях дляэлектромобилей, могут вырасти с уровня 2020 года около 6000 долларов США за тонну до 15 000 долларов США к концу текущего десятилетия и остаться повышенными на протяжении большей части 2030 годов. Цены на кобальт иникель могут вырасти аналогичным образом в предстоящие годы.

Сценарий чистых нулевых выбросов

Мы конкретно рассматриваем цель, которая заключается в ограничении роста температуры в мире 1,5 градусами Цельсия и для достижения которой необходимо такое преобразование энергетической системы, которое может вызвать значительное повышение спроса на металлы, поскольку технологии с низким уровнем выбросов, включая возобновляемые источники энергии, электромобили, водород и улавливание углерода, требуют большего объема металлов, чем технологии с использованием ископаемых источников энергии.

Мы сосредоточили внимание на четырех важных металлах среди тех, которые используются в процессе перехода. Это медь и никель — основные традиционные металлы, которые торгуются на биржах в течение десятилетий, — и менее важные, но приобретающие все большее значение литий и кобальт, которые лишь недавно начали торговаться на биржах, но становятся все более популярными, так как они важны для энергетического перехода.

Быстрый темп перемен, необходимых для достижения таких целей в области климата, как программа действий Международного энергетического агентства «Чистый ноль к 2050 году», означает стремительно растущий спрос на металлы вследующем десятилетии. Согласно амбициозному сценарию МЭА, потребление лития и кобальта подскочит более чем в шесть раз для удовлетворения потребностей в аккумуляторах и других видах использования чистой энергии. Использование меди удвоится, а использование никеля вырастет вчетверо, хотя сюда входит удовлетворение потребностей, не связанных с чистой энергией.

Цены на металлы

Хотя спрос на металлы может резко вырасти, предложение обычно медленно реагирует на ценовые сигналы, будучи отчасти зависимым от производства. Медь, никель и кобальт добываются на рудниках, требующих интенсивных инвестиций, а от открытия месторождения до начала добычи проходит в среднем более десятилетия, согласно МЭА. В то же время литий зачастую добывается изминеральных источников и солевых растворов в процессе выкачивания соленой воды из-под земли. Это позволяет сократить время до начала добычи всреднем примерно до пяти лет. Тенденции предложения также находятся подвлиянием инноваций в области технологий добычи, концентрации рынка иэкологических норм. Сочетание быстрорастущего спроса и более медленных изменений предложения может подстегнуть рост цен. Фактически, если объем добычи будет удовлетворять спрос согласно сценарию чистых нулевых выбросов МЭА, наш недавний анализ МВФ показывает, что цены могут достигать исторических максимумов в течение беспрецедентно длительного времени, иповышенные расходы могут даже замедлить собственно энергетический переход.

Сценарии цен на металлы

Если говорить конкретно, цены на кобальт, литий и никель вырастут на несколько сот процентов относительно уровней 2020 года и достигнут пика около 2030 года. При этом ситуация с медью не столь напряженная, так как спрос на нее растет менее резко. По нашим оценкам, цены достигнут максимума как в 2011 году, хотя дольше останутся повышенными.

Рост спроса согласно сценарию чистых нулевых выбросов произойдет наначальном этапе, так как металлы необходимы до начала производства компонентов в сфере возобновляемых источников энергии, таких как ветряные турбины и аккумуляторы. При этом со стороны предложения производство реагирует медленно в связи с длительными сроками открытия рудников и снизит узость рынка лишь позднее — после 2030 года.

Значение для макроэкономики

Согласно сценарию чистых нулевых выбросов, быстрорастущий спрос лишь начетыре металла, необходимых для энергетического перехода, вызовет шестикратное повышение объема их производства до 12,9 триллиона долларов США в течение двух десятилетий. Это сопоставимо с приблизительно оцениваемым объемом добычи нефти за этот период согласно сценарию чистых нулевых выбросов. Эти четыре металла могут повлиять на экономику посредством инфляции, торговли и объема производства и принести значительные доходы производителям сырьевых товаров.

Сконцентрированное предложение металлов означает возможные выгоды для некоторых ведущих производителей. Как правило, страны с наибольшим объемом производства имеют наибольшие запасы и, по всей вероятности, будут крупнейшими потенциальными производителями. Например, наДемократическую Республику Конго приходится около 70 процентов мирового производства и половина запасов кобальта. Также выделяются Австралия, богатая литием, кобальтом и никелем, Чили (медь и литий) наряду с Перу, Россией, Индонезией и Южной Африкой.

Длительный бум на рынках металлов также может принести значительные экономические выгоды, особенно крупным экспортерам. Фактически, по нашим оценкам, устойчивое 10-процентное повышение составляемого МВФ индекса цен на металлы позволит на две трети процентного пункта ускорить темпы экономического роста в странах — экспортерах металлов по сравнению симпортерами. Экспортеры также отметят аналогичное улучшение сальдо государственного бюджета благодаря роялти или налоговым доходам.

Значение для экономической политики

Важной оговоркой является высокая степень неопределенности сценариев спроса. Технический прогресс труднопредсказуем, а темпы и направление энергетического перехода зависят от эволюции решений в области политики. Такая неясность оказывает неблагоприятное воздействие, поскольку она может препятствовать инвестициям в добычу и повысить вероятность того, что высокие цены на металлы подорвут или замедлят энергетический переход.

Заслуживающая доверия, согласованная на глобальном уровне политика вотношении климата, высокие стандарты в сфере охраны окружающей среды, социальной защиты, охраны труда и управления, а также снижение торговых барьеров и экспортных ограничений позволят обеспечить эффективную работу рынков. Это позволит направить инвестиции на достаточное расширение предложения металлов, избегая ненужного повышения стоимости низкоуглеродных технологий и способствуя переходу на чистые источники энергии.

Наконец, международный орган, обладающий полномочиями на рынке металлов подобно МЭА на энергетическом рынке или Продовольственной исельскохозяйственной организации ООН, может сыграть ключевую роль враспространении и анализе данных, установлении отраслевых стандартов исодействии международному сотрудничеству.

*****

Лукас Боер (ссылка на биографические данные)

Нико Валкс — в настоящее время старший экономист в Исследовательском департаменте МВФ, где он занимается вопросами рынков энергоносителей и климатических рисков. До этого он работал в Департаменте денежно-кредитных систем и рынков капитала МВФ, где он занимался структурными изменениями в финансовом секторе для Доклада по вопросам глобальной финансовой стабильности, а также осуществлял руководство или совместное руководство оценками и обзорами финансового сектора по САР Гонконг и Уганде. Он также работал в Европейском департаменте МВФ, занимаясь денежно-кредитной политикой и политикой в финансовом секторе зоны евро. До прихода в МВФ Нико работал в подразделениях Европейского центрального банка и Банка Нидерландов, занимающихся вопросами финансовой стабильности иисследований. Он имеет степень магистра Лёвенского католического университета и докторскую степень по прикладной финансовой экономике, полученную в UFSIA Антверпенского университета.

Андреа Пескатори— начальник Отдела сырьевых товаров Исследовательского департамента МВФ и заместитель редактора журнала Journal of Money, Credit and Banking. Он является автором множества работ по самым разнообразным вопросам макроэкономики, в том числе по денежно-кредитной и налогово-бюджетной политике, и имеет публикации в авторитетных научных журналах. Доприхода в МВФ он занимал должность экономиста в Федеральном резервном банке Кливленда и в Совете управляющих Федеральной резервной системы.

Мартин Стуермер — экономист Отдела сырьевых товаров Исследовательского департамента МВФ. Он занимается макроэкономическими исследованиями, уделяя особое внимание энергетике, сырьевым товарам и энергетическому переходу. Его статьи опубликованы, в частности, в изданиях Macroeconomic Dynamics, Journal of International Money and Financeи Energy Economics. Доприхода в МВФ он был старшим экономистом-исследователем в Федеральном резервном банке Далласа, где работал в группе энергетики Исследовательского департамента. Он имеет докторскую степень по экономике Боннского университета (Германия).