Надлежащие меры на рынке труда могут способствовать переходу к «зеленым» рабочим местам

(Фото: IMF Photo/Тамара Мерино)

(Фото: IMF Photo/Тамара Мерино)

13 апреля 2022 г.

Эти меры включают профессиональную подготовку, налоговые кредиты дляработников с низким доходом, активизацию инвестиций в экологически чистую инфраструктуру и НИОКР, а также налог на выбросы углерода.

Общепринятое мнение о необходимости создания более экологически чистой экономики часто сталкивается с опасениями по поводу возможной потери рабочих мест. Одно дело согласиться с тем, что необходимо отказаться отиспользования ископаемых видов топлива. Но легко ли будет, скажем, шахтеру переключиться на установку солнечных батарей?

Ответ очевиден: для некоторых работников эта перемена будет непростой. Но есть и хорошие новости. В случае принятия набора правильных мер политики страны должны быть способны достичь нулевых чистых выбросов парниковых газов к2050 году и облегчить положение работников в отраслях с большим объемом выбросов, например, в сфере коммунальных услуг. Эти меры политики включают программы профессиональной подготовки и инвестиции в «зеленые» технологии, согласно недавно проведенному нами анализу, представленному в главе 3 доклада МВФ «Перспективы развития мировой экономики».

Достижение цели по снижению выбросов

Для того чтобы ограничить повышение среднемировой температуры менее чем 2градусами Цельсия по сравнению с доиндустриальными уровнями (что является целью, одобренной директивными органами в Парижском соглашении 2015 года), потребуется значительное сокращение чистых выбросов парниковых газов. Этот переход к «зеленой» экономике также повлечет за собой преобразование рынка труда, то есть перемещение рабочих мест из одних профессий и отраслей в другие. Однако в целом масштабы этих изменений не обязательно будут столь грандиозными, как представляется.

Наш анализ показывает, что в странах с развитой экономикой набор мер политики, направленный на то, чтобы экономика встала на путь достижения нулевых чистых выбросов к 2050 году, приведет к перемещению примерно 1процента рабочих мест из отраслей с более высокими выбросами в отрасли сменее высокими в течение следующего десятилетия. В странах сформирующимся рынком этот показатель будет более значительным — порядка 2,5 процента. Но эти цифры все равно ниже, чем при переходе от производства куслугам в странах с развитой экономикой в середине 1980-х годов. Тогда этот показатель составил почти 4 процента рабочих мест каждые 10 лет.

Как показывает наш анализ, одна из причин того, что изменения структуры занятости в странах с развитой экономикой могут оказаться незначительными, заключается в том, что меньшинство рабочих мест либо благоприятны для экологии, то есть способствуют повышению экологической устойчивости (например, инженеры-электротехники), либо связаны с большим объемом выбросов, то есть преобладают в основном в сильно загрязняющих окружающую среду отраслях (например, операторы целлюлозно-бумажных комбинатов). Большинство рабочих мест нейтральны — они не способствуют ни чистоте окружающей среды, ни ее загрязнению.

Этому переходу также может содействовать более высокий уровень заработной платы для более экологически чистых рабочих мест. В ходе анализа стран сразвитой экономикой мы установили, что средний уровень заработной платы надолжности, благоприятной для экологии, примерно на 7 процентов выше, чем в среднем на должности, связанной с большим объемом выбросов, даже с учетом квалификации, пола и возраста. Это хорошая новость, так как более высокая заработная плата может привлечь работников на более «зеленые» должности.

Меры политики для содействия адаптации

Тем не менее в процессе этого перехода работники могут столкнуться созначительными трудностями. Данные действительно говорят о том, что «озеленение» дается непросто. По итогам анализа мы оцениваем вероятность того, что работник перейдет с «загрязняющей» на «зеленую» должность, в4–7процентов.

Шансы перехода на «зеленую» должность с нейтральной чуть выше — 9–11процентов. Для сравнения шансы найти благоприятную для экологии работу для сотрудника, уже работавшего на «зеленой» должности, намного выше — от 41 до 54 процента. Это не значит, что работники на «загрязняющих» должностях не имеют возможности найти более экологически чистую работу, но им может понадобиться помощь.

Непростая смена работы

Именно поэтому столь важно разработать меры политики на рынке труда, способствующие смещению баланса в сторону более экологически чистых рабочих мест и облегчению этого перехода для работников. Это означает повышение способности работников найти «зеленые» должности путем проведения программ обучения и сокращения стимулов к тому, чтобы сохранять профессии, связанные сповышенным загрязнением. Это включает постепенную отмену принятых вначале пандемии мер по сохранению рабочих мест по мере стабилизации восстановления, поскольку такие меры политики могут ослабить стимулы к смене работы.

Таким образом, вы возвращаемся к набору мер политики, который, согласно нашему основанному на моделях анализу, может помочь странам в достижении нулевых чистых выбросов к 2050 году. Он состоит из четырех элементов.

  • Первоначальная активизация инвестиций в «зеленую» инфраструктуру иНИОКР, начиная с 2023 года, с постепенным снижением расходов после 2028 года. Это будет способствовать небольшому повышению производительности в отраслях с меньшим объемом выбросов.
  • Постепенное повышение налога на выбросы углерода с 2023 года и более резкое повышение, начиная с 2029 года. Это вызовет рост относительных цен на товары, связанные с повышенными выбросами, и даст толчок росту в отраслях с меньшим объемом выбросов.
  • Программа обучения для оказания менее квалифицированным работникам помощи в переходе в более «зеленые» отрасли, начиная с2023 года. Обучение поможет решить вопросы распределения путем повышения производительности менее квалифицированных работников в отраслях с низким объемом выбросов, что будет стимулировать компании нанимать их и повышать заработную плату.
  • Налоговый зачет за заработанный доход (НЗЗД), позволяющий снизить налоги, подлежащие уплате работниками с более низким доходом. Онбудет введен в 2029 году и компенсирует воздействие налога навыбросы углерода на этих работников. Он также стимулирует большее число людей пополнить ряды рабочей силы.

Туда, где зеленее

По нашим оценкам для представительной страны с развитой экономикой, этот набор мер политики вызовет перемещение рабочей силы в более экологически чистые отрасли промышленности в размере приблизительно 1 процента в течение 10 лет. Онтакже вызовет рост общей занятости на 0,5 процента и повышение дохода после уплаты налогов для менее квалифицированных работников, что позволит сократить неравенство.

Страны с формирующимся рынком

Воздействие будет несколько иным для стран с формирующимся рынком, где более высокая доля работников занята в таких отраслях, как горнодобывающая. Результатом будет перемещение 2,5 процента рабочей силы в течение 10 лет. Вближайшей перспективе уровень занятости в целом вырастет по мере увеличения «зеленых» инвестиций, но к 2032 году наступит спад на 0,5 процента.

Кроме того, в странах с формирующимся рынком, как правило, больше людей работают в так называемых «неформальных» секторах, где не всегда платятся подоходные налоги. Поэтому этот набор мер нужно будет дополнить прямыми денежными трансфертами работникам с низким доходом, начиная с 2029 года, наряду с НЗЗД и налогом на выбросы углерода.

Меры политики необходимы для предоставления стимулов к переходу кэкономике с нулевыми чистыми выбросами к 2050 году. При своевременной иправильной реализации этих мер они способны облегчить переход к более экологически чистым рабочим местам для относительно небольшого сегмента рабочей силы наряду с повышением навыков и дохода наиболее низкооплачиваемых работников и сокращением неравенства. Это позволит сделать путь к «зеленой» экономике также и инклюзивным.

— При подготовке этого блога, основанного на главе 3 доклада «Перспективы развития мировой экономики» под названием «Более «зеленый» рынок труда: занятость, меры политики и экономические преобразования», также использованы исследования, проведенные Диа Нурелдином, Иппэем Сибатой иМариной М. Таварес.

*****

Джон Блюдорн — заместитель начальника отдела, занимающийся подготовкой доклада «Перспективы развития мировой экономики» в Исследовательском департаменте МВФ. Ранее он был старшим экономистом в Отделе структурных реформ Исследовательского департамента, членом группы МВФ по зоне евро вЕвропейском департаменте и работал в качестве экономиста над «Перспективами развития мировой экономики», приняв участие в составлении ряда глав. По окончании работы в качестве научного сотрудника с докторской степенью в Оксфордском университете он являлся профессором Саутгемптонского университета в Соединенном Королевстве до прихода в МВФ. Г-н Блюдорн имеет публикации по целому кругу вопросов в сфере международных финансов, макроэкономики и развития. Он получил степень доктора наук в Калифорнийском университете в Беркли.

Нильс-Якоб Хансен — экономист Отдела международных экономических исследований Исследовательского департамента МВФ. Он принимает участие вподготовке глав доклада «Перспективы развития мировой экономики». Ранее он работал в Департаменте стран Азиатско-Тихоокеанского региона и Финансовом департаменте МВФ. Он участвовал в миссиях в Корее, Камбодже, Чешской Республике и Сан-Марино. Он также работал по вопросам, связанным сфинансами Фонда. В сферу его научных интересов входят вопросы денежно-кредитной политики и рынка труда. Его статьи опубликованы в издании Review ofEconomic Studies. Он имеет докторскую степень по экономике Института международных экономических исследований Стокгольмского университета истепень магистра экономики Кембриджского университета.