(изображение: МВФ) (изображение: МВФ)

Почему мы обязаны противостоять геоэкономической фрагментации, и как это делать

Кристалина Георгиева, Гита Гопинат и Чейла Пазарбашолу

Kristalina Georgieva, Gita Gopinath, Ceyla Pazarbasioglu

23 мая 2022 г.

В то время как разработчики экономической политики и руководители бизнеса направляются в Давос, мировая экономика проходит, пожалуй, наиболее серьезное испытание за период после Второй мировой войны.

Вторжение России в Украину наложилось на пандемию Covid-19, что создало двойной кризис, приводя к гибели людей, замедлению экономического роста и повышению инфляции. Высокие цены на продовольствие и энергоносители тяжелым бременем ложатся на домохозяйства во всем мире. На фоне ужесточения финансовых условий усиливается давление на страны, компании и семьи с высоким уровнем заложенности. В условиях продолжающейся дестабилизации глобальных цепочек поставок страны и предприятия пересматривают свое отношение к ним.

Если к этому добавить резкое усиление волатильности на финансовых рынках и сохраняющуюся угрозу изменения климата, то мы можем столкнуться с потенциальным слиянием катаклизмов.

Между тем наши возможности принимать ответные меры ограничиваются в силу еще одного следствия войны в Украине — резкого усиления риска геоэкономической фрагментации.

Как мы оказались в таком положении? За последние три десятилетия потоки капитала, товаров, услуг и рабочей силы преобразовали наш мир, чему способствовало распространение новых технологий и идей. Эти силы интеграции содействовали значительному повышению производительности и уровня жизни, в результате чего размер глобальной экономики увеличился втрое, а 1,3 млрд человек смогли преодолеть крайнюю бедность.

Однако вместе с успехами интеграции пришла и самоуспокоенность. Напротяжении длительного времени в очень многих странах продолжала ухудшаться ситуация с внутренним неравенством по доходам, благосостоянию и возможностям, а в последние годы усиление такого неравенства отмечается и между странами. Под воздействием глобальной конкуренции меняются отрасли экономики, однако люди остаются забыты. Государственным органам с трудом удается помогать им.

В течение многих лет накапливалась напряженность по поводу торговли, технологических стандартов и безопасности, что ослабляло экономический рост и доверие к сложившейся глобальной экономической системе. Согласно исследованиям МВФ, одна только неопределенность по поводу торговой политики отняла почти один процент от мирового валового внутреннего продукта в 2019 году. А за время после начала войны в Украине, как показывает наш мониторинг, около 30 стран ограничили торговлю продовольствием, энергоресурсами и другими ключевыми товарами.

Издержки, связанные с дальнейшей дезинтеграцией, окажутся колоссальными для стран. В результате пострадают люди из всех групп по доходам — от высокооплачиваемых профессионалов и рабочих со средним доходом на предприятиях — экспортерах до низкооплачиваемых работников, выживающих за счет импорта продовольствия. Будет расти число тех, кто оставляет свой дом в поисках возможностей, встречая опасности на своем пути.

Представьте себе воздействие серьезных изменений в цепочках поставок и более высоких барьеров для инвестиций. В результате развивающимся странам может стать труднее продавать продукцию богатым странам, получать ноу-хау и повышать благосостояние. Странам с развитой экономикой также придется платить больше за те же товары, в результате чего будет расти инфляция. Кроме того, из-за утраты связей с партнерами, с которыми в настоящее время совместно внедряются инновации, будет снижаться производительность. Как показывают оценки, содержащиеся в исследовании МВФ, одна только технологическая фрагментация может обернуться для многих стран потерей 5 процентов ВВП.

Еще один пример: представьте себе новые транзакционные издержки для населения и предприятий, если в целях смягчения рисков, связанных с потенциальными экономическими санкциями, страны разработают параллельные, не связанные друг с другом платежные системы.

Поэтому у нас есть выбор: уступить силам геоэкономической фрагментации, которые сделают наш мир беднее и опаснее, или преобразовать нашу модель сотрудничества, чтобы продвигаться по пути решения коллективных задач.

Восстановление доверия к глобальной системе: четыре приоритетные задачи

Для того чтобы восстановить уверенность в том, что глобальная система на основе правил может работать в интересах всех стран, нам необходимо по-новому и более эффективно строить наши экономические отношения. Если мы для начала сосредоточимся на неотложных задачах, решение которых принесет ясные выгоды для всех, то мы сможем завоевать доверие, необходимое для сотрудничества в других направлениях, в которых есть разногласия.

Перед нами стоят четыре приоритетные задачи, решить которые можно только объединив усилия.

Во-первых, укрепление торговли для повышения устойчивости.

Мы можем начать со снижения торговых барьеров для ослабления дефицита и снижения цен на продовольствие и другие товары.

Диверсифицировать импорт необходимо не только странам, но и компаниям. Этопозволит обеспечить работу цепочек поставок и сохранить огромные выгоды для бизнеса, обусловленные глобальной интеграцией. Несмотря на то что некоторые решения по поводу выбора источников сырья будут приниматься исходя из геостратегических соображений, это не должно приводить к дезинтеграции. Важная роль в этом вопросе отводится руководителям бизнеса.

Как следует из нового исследования МВФ, диверсификация может вдвое снизить потенциальные потери ВВП от дестабилизации поставок. Автопроизводители и другие отрасли заметили, что если при разработке продукции использовать заменяемые или более широко доступные комплектующие, то можно сократить потери на 80 процентов.

Диверсификация экспорта может также способствовать повышению экономической устойчивости. В этом могут помочь следующие меры политики: совершенствование инфраструктуры в целях сокращения длины цепочек поставок предприятий, расширение доступа к широкополосной связи и улучшение делового климата. ВТО также может помочь, оказывая общую поддержку в повышении предсказуемости и прозрачности торговой политики.

Во-вторых, усиление совместных действий по урегулированию проблемы задолженности.

Учитывая, что примерно 60 процентов стран с низкими доходами столкнулись с серьезной уязвимостью долговой ситуации, некоторым из них потребуется реструктуризация долга. Без решительного сотрудничества, направленного на уменьшение бремени задолженности таких стран, как сами страны, так и их кредиторы, окажутся в более трудном положении. Между тем возврат к устойчивой долговой ситуации поможет привлечь новые инвестиции и даст импульс инклюзивному росту.

Вот почему следует безотлагательно усовершенствовать предложенную Группой 20-ти Общую основу урегулирования долга. Это предполагает разработку четких процедур и сроков урегулирования для должников и кредиторов и предоставление доступа к этой основе другим уязвимым странам с высоким уровнем задолженности.

В-третьих, модернизация трансграничных платежей.

Неэффективные платежные системы — это еще один барьер на пути инклюзивного роста. Рассмотрим, например, денежные переводы мигрантов: средняя стоимость международного перевода составляет 6,3 процента. Этоозначает, что примерно 45 млрд долларов США в год уходит в руки посредников, минуя миллионы домохозяйств с низким доходом.

Каково возможное решение? Страны могли бы совместно разработать глобальную общественную цифровую платформу — новый элемент платежной инфраструктуры с ясными правилами, чтобы все желающие могли переводить денежные средства с минимальными издержками, максимально быстро и безопасно. Она также может служить связующим звеном между различными формами денег, включая цифровые валюты центрального банка.

В-четверых, борьба с изменением климата — экзистенциальной угрозой, которая доминирует над всеми остальными.

В ходе 26-й конференции РКИК ООН 130 стран, на которые приходится более 80процентов глобальных выбросов, обязались добиться нулевых выбросов углерода в атмосферу примерно к середине столетия.

Однако нам срочно необходимо устранить разрыв между обещаниями и мерами политики. Для ускорения перехода к «зеленой» экономике МВФ предложил комплексный подход, сочетающий в себе установление тарифов на выбросы, инвестиции в возобновляемые источники энергии и компенсацию тем, кто пострадал в результате такого перехода.

Прогресс ради людей

Неопровержимый факт заключается в том, что мы все слишком медленно реагировали, когда наши экономические связи начали ослабевать. Но если страны сейчас найдут возможность объединить усилия для решения этих неотложных задач, выходящих за пределы национальных границ и оказывающих влияние на всех нас, то мы сможем сделать первый шаг к снижению фрагментации и укреплению сотрудничества. Есть некоторые обнадеживающие признаки.

Когда разразилась пандемия, государственные органы предприняли согласованные меры денежно-кредитной и бюджетной политики, чтобы не допустить еще одну Великую депрессию. Международное сотрудничество сыграло важнейшую роль в разработке вакцин в рекордные сроки. Что касается глобального подхода к налогообложению корпораций, то 137 стран согласовали реформы, гарантирующие, что транснациональные компании будут уплачивать справедливую долю от доходов независимо от того, где они ведут хозяйственную деятельность.

В прошлом году страны-члены МВФ поддержали крупнейшее за всю историю распределение специальных прав заимствования в размере 650 млрд долларов США, направленное на укрепление резервов стран. Совсем недавно наши государства-члены одобрили создание Трастового фонда на цели достижения стойкости и долгосрочной устойчивости. Его средства станут доступны для более долгосрочного финансирования помощи более уязвимым странам-членам в целях смягчения воздействия изменения климата и будущих пандемий.

В целях достижения дальнейшего прогресса мы обязаны придерживаться простого руководящего принципа: меры экономической политики должны служить людям. Вместо глобализации прибыли, нам следует действовать в поддержку локализации выгод, получаемых благодаря более связанному миру.

Следует начать с социальных групп в каждой стране, которые остались не охвачены в рамках прежней модели глобализации и положение которых еще больше ухудшилось во время пандемии. Необходимо инвестировать в их медицинское обслуживание и образование; помогать лишившимся работы гражданам приобретать новые востребованные навыки и переходить на работу в перспективные отрасли. Например, уровень зарплаты в среднем­ более высок на предприятиях — экспортерах, а также на более экологичных рабочих местах.

Многосторонние организации также могут сыграть ключевую роль в преобразовании глобального сотрудничества и противодействии фрагментации, в том числе путем укрепления своей структуры управления в соответствии с меняющейся динамикой глобальной экономики. Предстоящий пересмотр долей капитала и прав голоса в МВФ станет такой возможностью. Они также могут эффективно использовать свой организационный потенциал и применять с максимальной отдачей свой разнообразный инструментарий. МВФ может внести свой вклад, например, используя свой арсенал финансовых инструментов, осуществляя надзор на двусторонней и глобальной основе и применяя непредвзятый подход ко всем странам-членам.

Волшебного средства для урегулирования наиболее разрушительных форм фрагментации не существует. Однако работая совместно со всеми заинтересованными сторонами над решением неотложных задач, вызывающих всеобщую озабоченность, мы можем начать выстраивать более устойчивую и более инклюзивную модель глобальной экономики.

*****

Кристалина Георгиева (биографические данные приводятся по ссылке)

Гита Гопинат — первый заместитель директора-распорядителя Международного валютного фонда (МВФ) с 21 января 2022 года. В этой роли она руководит работой персонала, представляет МВФ на многосторонних форумах, поддерживает контакты высокого уровня с органами государственного управления стран-членов и членами Исполнительного совета, средствами массовой информации и другими организациями, возглавляет работу МВФ в области надзора и смежных мер политики, а также руководит исследовательской работой и подготовкой ведущих публикаций.

До этого, с 2019 года по 2022 год, г-жа Гопинат занимала должность главного экономиста МВФ. В этой роли она выступала как экономический советник МВФ и директор его Исследовательского департамента. Под ее руководством вышло тринадцать выпусков «Перспектив развития мировой экономики», в том числе прогнозы влияния пандемии Covid-19 на мировую экономику. Она является одним из авторов «Документа по пандемии», где рассматривается, как положить конец пандемии COVID-19, и представлены утвержденные на глобальном уровне целевые показатели вакцинации мира. Выход этого документа привел к формированию Многосторонней рабочей группы, состоящей из руководящих сотрудников МВФ, Всемирного банка, ВТО и ВОЗ и призванной способствовать тому, чтобы положить конец пандемии, а также к образованию рабочей группы с участием производителей вакцин, задачей которой является выявление торговых барьеров, узких мест в поставках и ускорение доставки вакцин в страны с низким доходом и страны с доходами ниже средних. Она также работала с другими департаментами МВФ над тем, чтобы организовать взаимодействие с директивными органами, научными кругами и другими заинтересованными сторонами по вопросам нового аналитического подхода, призванного помочь странам в принятии ответных мер в сфере международных потоков капитала в рамках Целостного подхода к политике. Она также участвовала в создании группы по изменению климата в составе МВФ для анализа, в частности, оптимальных мер политики по смягчению изменения климата. 

До начала работы в МВФ г-жа Гопинат была профессором международных исследований и экономики Гарвардского университета, стипендиатом фонда Джона Званстра (2005-2022 годы), а до этого она занимала должность доцента экономики в Школе бизнеса имени Бута Чикагского университета (2001-2005 годы). Ее исследования, которые посвящены международным финансам и макроэкономике, широко цитируются и публиковались во многих ведущих экономических журналах. Она является автором многочисленных научных статей по вопросам обменных курсов, торговли и инвестиций, международным финансовым кризисам, денежно-кредитной политике, долгу и кризисам в странах с формирующимся рынком. 

Г-жа Гопинат является избранным членом Американской академии гуманитарных и естественных наук, членом Эконометрического общества и членом Группы тридцати. Ранее она была содиректором программы международных финансов и макроэкономики в Национальном бюро экономических исследований (НБЭИ), членом группы экономических советников Федерального резервного банка Нью-Йорка и приглашенным исследователем в Федеральном резервном банке Бостона. Она является одним из редакторов текущего выпуска серии «Handbook of International Economics», а до этого была соредактором журнала «American Economic Review» и руководящим редактором журнала «Review of Economic Studies». 

Г-жа Гопинат родилась в Индии. Она является гражданкой США, а также имеет заграничное гражданство Индии. Она имеет многочисленные награды и свидетельства признания заслуг. В 2021 году газета «Financial Times» включила ее в перечень «25 наиболее влиятельных женщин года», Международная экономическая ассоциация удостоила ее своим почетным членством имени Шумпетера-Хаберлера, Ассоциация аграрной и прикладной экономики отметила ее премией Джона Кеннета Гэлбрейта, а Корпорация Карнеги назвала ее в числе «великих (американских) иммигрантов». Она вошла в составленный «Bloomberg» список «50 людей, определивших 2019 год», была включена в список «ведущих мировых мыслителей» журнала «Foreign Policy» и признана журналом «Time» одной из «женщин, преодолевших серьезные барьеры, чтобы стать первыми». 

Г-жа Гопинат получила награду Pravasi Bharatiya Samman, присваиваемую Правительством Индии и являющуюся высшим признанием заслуг для индийцев, проживающих за рубежом, а также награду Вашингтонского университета выдающимся выпускникам. В 2014 году МВФ признал ее одним из 25 ведущих экономистов в возрасте до 45 лет, в 2012 году она вошла в список «25 заслуживающих внимания индийцев» газеты «Financial Times», а в 2011 году Всемирный экономический форум включил ее в клуб молодых мировых лидеров (YGL).

Она получила степень доктора экономических наук в Принстонском университете в 2001 году, а до этого — степень бакалавра гуманитарных наук в Колледже Леди Шри Рам и степени магистра гуманитарных наук в Делийской школе экономики и Университете штата Вашингтон. 

Чейла Пазарбашолу — директор Департамента по вопросам стратегии, политики и анализа (СПА) МВФ. В этом качестве она руководит работой по определению стратегического направления деятельности МВФ и разработке, реализации и оценке политики Фонда. Она также курирует взаимодействие МВФ с международными организациями, такими как Группа 20-ти и Организация Объединенных Наций.

Последние блоги