Филип Лейн из ЕЦБ говорит о важности возвращения инфляции в еврозоне к целевому уровню

Европейский центральный банк (ЕЦБ) находится на переднем крае борьбы с инфляцией. Директивные органы повысили процентные ставки до 15-летних максимумов, чтобы вернуть инфляцию в еврозоне, которая в октябре достигла пика на уровне более 10 процентов, к целевому показателю в 2 процента. В этом году ожидается замедление инфляции, но денежно-кредитная политика по-прежнему будет находиться под пристальным вниманием, поскольку экономический рост на континенте замедляется, потребители все еще пытаются преодолеть кризис стоимости жизни, а правительства стремятся финансировать крупные долги в новую эпоху повышенных процентных ставок.

В интервью с представителем ФиР Николасом Оуэном главный экономист ЕЦБ Филип Лейн призывает правительства начать свертывание бюджетной поддержки потребителей по мере снижения остроты энергетического кризиса, вызванного вторжением России в Украину. Он говорит о важности возвращения инфляционных ожиданий к целевому уровню, о проблемах, связанных с сокращением баланса центрального банка, и об уроках, которые можно извлечь из принятых в прошлом году мер денежно-кредитной политики.

ФиР: После подъема до максимальных за 40 лет уровней инфляция в Европе демонстрирует признаки замедления. Насколько важно для экономических перспектив еврозоны, чтобы официальные органы смогли вернуть инфляционные ожидания к 2 процентам?

ФЛ: Наихудший сценарий для любого центрального банка заключается в том, что длительный период высокой инфляции приводит к утрате общественностью уверенности в поддержании ценовой стабильности (на практике целевой показатель инфляции в 2 процента) в среднесрочной перспективе. Если общественность будет считать, что инфляция останется высокой в течение неопределенного времени, это будет заложено в формирование цен и заработной платы и станет самоподдерживающимся процессом. Поэтому важно, чтобы денежно-кредитная политика была четко ориентирована на обеспечение своевременного возврата инфляции к нашему целевому показателю в 2 процента. Это было особенно важно в последний год, учитывая, что ранее денежно-кредитная политика в течение нескольких лет была направлена на решение проблемы устойчивого показателя инфляции ниже целевого уровня. Таким образом, мы последовательно переходим от чрезвычайно адаптивной направленности денежно-кредитной политики к направленности достаточно ограничительной, для того чтобы обеспечить возврат инфляции к целевому показателю и, тем самым, закрепление долгосрочных инфляционных ожиданий.

ФиР: Какие уроки могут извлечь директивные органы из инфляционного шока? Большинство экономистов ожидали, что ценовое давление будет лишь временным. Нужно ли нам проводить иную денежно-кредитную политику?

ФЛ: Этот случай, несомненно, будет изучаться в течение многих лет, поэтому мой ответ на этот вопрос весьма условный. В то же время, я думаю, следует признать, что двойная сила пандемии и вызванного войной резкого роста цен на энергоносители представляет собой чрезвычайно крупные и асимметричные потрясения, которые неизбежно должны были вызвать начальный период высокой инфляции. Это, безусловно, требует постоянного изучения, чтобы определить, могли ли ЕЦБ и другие центральные банки более точно оценить масштабы и продолжительность этого инфляционного шока. Мы всегда должны стремиться учиться на таких случаях и быть открыты для критики изнутри и извне. За последний год центральные банки свернули программы количественного смягчения и в совокупности довольно значительно повысили процентные ставки за относительно короткий период. В ближайшие месяцы мы также узнаем много нового о проведении и эффективности денежно-кредитной политики.

По мере ослабления энергетического кризиса сейчас важно начать оперативно сворачивать эти меры в соответствии со снижением цен на энергоносители и согласованным образом.

ФиР: Считаете ли Вы, что политика ЕЦБ по сокращению своего баланса создаст проблемы для правительств стран еврозоны с большими потребностями в финансировании? Правительства некоторых стран с высоким уровнем задолженности привыкли без лишних усилий продавать облигации ЕЦБ.

ФЛ: Эти программы всегда были в первую очередь направлены на обеспечение того, чтобы долгосрочный компонент кривой доходности способствовал смягчению денежно-кредитной политики, необходимому экономике в целом для предотвращения длительного периода инфляции ниже целевого показателя; эти программы не были предназначены для прямого финансирования правительств. Хотя еще слишком рано извлекать окончательные уроки из нашего опыта отхода от количественного смягчения и перехода к количественному ужесточению, в последние месяцы мы наблюдаем, что нормализация процентных ставок вызвала высокий спрос на государственные облигации стран еврозоны со стороны многих институциональных инвесторов (и европейских, и международных).

Что касается налогово-бюджетной политики, то нам совершенно ясно, что в соответствии с основой управления экономикой ЕС налогово-бюджетная политика должна быть ориентирована на повышение производительности нашей экономики и постепенное снижение высокого государственного долга.

Конечно, налогово-бюджетная политика играет важную роль в защите наиболее уязвимых секторов экономики от шока цен на энергоносители. Это необходимо не только с моральной, но и с экономической точки зрения. Но мы также подчеркиваем, что меры бюджетной поддержки, направленные на защиту экономики от воздействия высоких цен на энергоносители, должны быть временными, целенаправленными и рассчитанными на сохранение стимулов к сокращению потребления энергии. В частности, по мере ослабления энергетического кризиса сейчас важно начать оперативно сворачивать эти меры в соответствии со снижением цен на энергоносители и согласованным образом.

ФиР: Растущие процентные ставки оказывают давление на домашние хозяйства по всей Европе. Играют ли центральные банки какую-либо роль в ослаблении этого давления, или это следует оставить на усмотрение правительств и налогово-бюджетной политики?

ФЛ: Все домашние хозяйства выигрывают от стабильности цен в среднесрочной перспективе. Малообеспеченные больше всего страдают от устойчивой инфляции. Соответственно, в наших общих интересах, чтобы ЕЦБ по-прежнему уделял основное внимание своевременному возврату инфляции к нашему целевому показателю в 2 процента. Мы должны эффективно проводить нашу денежно-кредитную политику: достичь нашей цели, сведя при этом к минимуму издержки с точки зрения объема производства и занятости. Анализируя передачу воздействия денежно-кредитной политики, мы внимательно изучаем влияние изменений процентных ставок на домашние хозяйства: не только прямые эффекты, которые в любой момент времени варьируются между заемщиками и вкладчиками и в разных возрастных группах, но и косвенные эффекты через воздействие денежно-кредитной политики на объем производства и занятость. Они варьируются между теми, кто работает в секторах, наиболее чувствительных к изменениям процентных ставок (таких как строительство и потребительские товары длительного пользования), и теми, кто работает в менее циклических отраслях. Правительства всегда должны защищать наиболее уязвимые слои общества, но бюджетные меры, которые непосредственно компенсируют влияние изменений процентных ставок, могут создавать проблемы с точки зрения эффективности денежно-кредитной политики и могут быть менее эффективными, чем другие меры политики в отношении доходов.

НИКОЛАС ОУЭН - сотрудник журнала «Финансы и развитие».

Мнения, выраженные в статьях и других материалах, принадлежат авторам и необязательно отражают политику МВФ.